Злобные дебилы и все-все-все
После выборов кулаками не машут, но вот высказаться необходимо.

Ричард Семашков
17:33, 20 марта 2018
8605

Сколько раз они, в обличительном задоре, бросали нам финальным аргументом, последним залпом фразу "Патриотизм – последнее прибежище негодяев", демонстрируя, что после нее дальнейший разговор невозможен.

Афоризм английского поэта и публициста XVIII века Сэмюэля Джонсона российские интеллигенты традиционно приписывают Льву Толстому: борода национального гения тут служит чем-то вроде священной хоругви. Смысл высказывания Джонсона глубоко искажается, но тут уж не до концептуальных тонкостей - всё в виртуальный европейский дом, всё в дом.

А вот теперь, после президентской кампании, обнародованных результатов и чрезвычайно характерного шумового сопровождения, знаменитое высказывание очень впору переиначить. Уже не социал-дарвинизм в мягкой или жесткой форме, но самый настоящий биологический расизм стал последним прибежищем российского либерала. Точка. Подпись и дата – мы ее знаем, вполне конкретную.

"Злобные дебилы" Макаревича, "образины" и "тупое стадо" от Божены Рынски, "генетический мусор" от Ксении Собчак, общеупотребимое "рабы" и "быдло"… Первая реакция – не матюгаться в ответ, а ровным голосом коррекционного педагога отправить помыть с мылом рты. Но потом приходит понимание, что мылом тут не поможешь, необходима, пожалуй, бытовая химия посильней, а мы гуманисты.

Поэтому гуманно порассуждаем об эволюции и диалектике либерального сознания. Занятная, доложу я вам, штука. Всего каких-то 25-30 лет назад граждан, прогрессивно и прозападно настроенных, именовали еще не "либералами", но "демократами". Но они и впрямь хорошо маскировались (а кто-то бывал и вполне искренен), твердя не только о буржуазных свободах, но и о народовластии и борьбе с привилегиями элит, то есть в какой-то степени о социальном равенстве…

Ностальгический всхлип, светло-горькая слеза и неизбежный вопрос: где и когда эти целеустремленные и самоуверенные люди перешли черту, оказавшись даже не серыми, но черными, согласно цветовой классификации кастово почитаемых бр. Стругацких. Проскочив адскую область фашизма (который столько лет был их сословным жупелом) и оказавшись в запредельном мордоре нацизма с его расовой теорией?

Когда сделали магистральным направлением социологии понятие "совок"? Когда сбросили с корабля современности и выбросили из школьной программы Маяковского, Шолохова, Николая Островского и Аркадия Гайдара? Когда прокляли Че Гевару и вознесли диктатора Пиночета (они и Путина поначалу приветствовали, видя в нем русского Пиночета)? Когда придумали свой ублюдочный гламур, ставший самым точным идикатором социального каннибализма?

Думаю, отгадка как раз здесь: русский либерализм – это массовое заблуждение, согласно которому "демократия" - необязательный синоним общества потребления. Большая жратва и золотой унитаз как конечный элемент пищевой цепочки. А все умные слова – маскировка и камуфляж, просто им когда-то объяснили, что золотой унитаз в качестве фамильного герба – это не совсем комильфо, он нуждается в драпировке.

На всех не хватит не только золотых унитазов, но и качественных продуктов, поэтому даже самые сентиментальные либералы понимают, что для торжества блескучего идеала рано или поздно придется жрать себе подобных. А поскольку всё это нуждается в идеологическом обосновании, людей, приготовленных для убоя, надо заранее назвать скотиной, животными, то есть недо-, а то и просто не-человеками.

Просто вся эта длительная подготовительная работа оказалась засвеченной благодаря результатам выборов.           

Тут есть интересный нюанс. К примеру, на "злобных дебилов" Макаревича Юрий Лоза вежливо ответил: "Я считаю, что каждый имеет право на собственное мнение. Мы ведь не знаем, какое окружение у Макаревича. Может, его действительно окружают какие-то злобные люди, которые не хотят ему добра. А я, общаясь с нормальными, хорошими людьми, не замечаю, не ощущаю, что с моими согражданами происходит что-то ужасное". А Александр Скляр подчеркнул, что "можно в любое место уехать, спокойно начать жить, если здесь тоскливо и кругом одни мрачные лица".

Никаких оскорблений в ответ, скорее попытка разобраться и в некоторой степени защитить людей, которые (видимо из-за того, что смотрят телевизор) стали объектом для оскорблений Макаревича. На что Андрей Вадимович ответил: "Я, оказывается, "назвал россиян злобными дебилами"! Меня осуждают! Отец русской демократии Милонов, титаны рока Скляр и Лоза! И прочие оскорбленные представители русского народа. А только зря они это - не говорил я такого. А написал я в каком-то комментарии дословно следующее (речь шла о телевидении): "МНЕ КАЖЕТСЯ, ГОСПРОПАГАНДА ИЗОБРЕЛА КАКОЙ-ТО ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ КАДР, ПРЕВРАЩАЮЩИЙ ЛЮДЕЙ В ЗЛОБНЫХ ДЕБИЛОВ". Есть разница, нет? Хотя, судя по поднявшейся волне говна - работает этот двадцать пятый кадр, работает".

То есть фактически ещё раз повторил своё оскорбительное предположение, которое на самом деле никаким предположением не является.

Чем дальше в лес, чем ближе к результатом голосования, чем ближе к осознанию патриотической неизбежности, тем честнее и откровеннее становилась либеральная общественность. Если раньше они отделяли себя от большинства российских людей, не срываясь на публичную брезгливость и ненависть, то сейчас они не жалеют слов. И всё это набирает огромное количество фейсбучных лайков и репостов.

Почитайте пост Божены Рынски, это же гениально: "Вглядитесь в этих людей. Вот эти лица, "полные интеллекта и смысла", определяют, как нам жить дальше своим говноголосованием за кусок колбасы. Вот именно они, вот эти вот образины, по сути диктуют, как нам, прекрасным, талантливым, умным, нам, цвету нации, жить дальше. Вот ты, прекрасная Божена, умничка с прекрасным слогом, понимающая в живописи и графике, будешь жить, как тупое стадо решит".

Тут, собственно, нечего добавить. Российский либерал за родину пьёт не чокаясь.

Загрузка...