Многоточие донбасской войны
Создатель медиапроекта WarGonzo — о годовщине первых боевых действий в Донецке.

Семен Пегов
15:35, 26 мая 2018
1384

Скажу это в самом начале. Война в Донбассе, в том виде, какая она сегодня есть в истории, — это не только боевая хроника с многоточием в конце предложения. (Тут все понятно, недавно был жесткий бой под Горловкой, но он не поставил точку в противостоянии ВСУ и донбасских республик.) Но во многом это военная история с многоточием в начале. 

То есть так называемых точек отсчета у этой войны несколько: февральская бойня на Майдане, первые штурмы Семеновки и артиллерийские обстрелы Славянска, чудовищные события 2 мая в Одессе, парад в Мариуполе на 9 Мая, расстрел референдума в Красноармейске. Список можно продолжить. Однако сегодня есть повод вспомнить одну конкретную точку отсчета.

26 мая 2014 года без преувеличения разделило жизнь некогда абсолютно мирного города и настоящего мегаполиса по меркам Восточной Европы на "до" и "после". Конечно, мы говорим о Донецке. Именно в этот день для города началась война. 

Украинский спецназ высадился в Международном донецком аэропорту — воздушной гавани, которая еще совсем недавно принимала ведущие футбольные команды континента на чемпионате Европы. Высадка десанта сопровождалась зачастую бездумными атаками авиации на окрестные районы, особенно интенсивно работали вертолеты.

Я как-то расспрашивал об этом дне главу ДНР Александра Захарченко. Человек не робкого десятка, боевой командир (только на моей памяти донбасский лидер получил четыре ранения), даже он вспоминал эту атаку Киева, как одно из самых рискованных событий в своей жизни.

"До 26 мая мне казалось, что опасаться надо снайперов. Однако после того, как по тебе отстреливает свой боекомплект вертолет, снайперские выстрелы воспринимаются едва ли не как комариный писк", — делился впечатлениями от того боя Александр Захарченко.

Донецкое ополчение — никакой четкой военизированной структуры весной 2014-го еще не было — тогда понесло крайне чувствительные потери. Многие связывают это с роковой ошибкой тогдашнего командира "Востока" Александра Ходаковского, поверившего киевским переговорщикам. Они обещали ему, что силовой операции не будет и аэропорт перейдет под контроль ДНР. 

Обманули. Подразделению Ходаковского это обошлось дорого. В точном подсчете потерь в результате той атаки военные источники в Донецке не сходятся до сих пор, а сама ситуация и по сей день является предметом жарких дискуссий. Однако с одним фактом согласны абсолютно все: с этого дня в Донецке началась война.

В дальнейшем как раз Донецкий аэропорт надолго стал символом донбасского противостояния. После того как ополчение вынуждено было оставить Славянск, по праву считавшийся форпостом антимайданского противостояния, именно к борьбе за воздушную гавань Донецка было приковано внимание всего мира. С одной стороны, международные терминалы пытались отстоять украинские военные, которых Киев окрестил "киборгами", с другой — освобождением территории аэропорта командовали харизматичные донбасские командиры Гиви, Моторола, Абхаз.

Я сопровождал операцию ополчения по зачистке Донецкого аэропорта — всех его терминалов и административных зданий. С момента начала растянувшегося на недели штурма до его финала, когда новый терминал (построенный аккурат к чемпионату Европы по футболу) перешел под полный контроль ДНР. К слову, вооруженные стычки, обстрелы и боевые противостояния по периметру воздушной гавани продолжаются и по сей день. Даже аэропорт по-прежнему окутан пулевым многоточием выстрелов из крупнокалиберных пулеметов, следами работы зенитных установок, артиллерии.


Архивное видео, октябрь 2015 года

Я отчетливо запомнил на всю жизнь момент, когда шансы прийти к некой общей точке во всей этой истории с аэропортом были. В конце декабря 2014-го я присутствовал на первой ротации украинских "киборгов", которая происходила с разрешения донецких властей и командиров, руководивших операцией по штурму. Я был на этой ротации вместе с легендарным Моторолой, который лично сопроводил колонну с бойцами ВСУ до нейтральной полосы, где передал измотанных многодневной блокадой солдат их командиру с позывным Купол.

"Ну что, долго мы еще бодаться будем?" — просто и по-мужски спросил тогда Арсен украинского комбата и протянул руку. Купол сделал встречный жест и, пожав руку Моторолы, выразил полное согласие с тем, что уже пора перестать убивать друг друга. Казалось бы, именно такими — прямыми, простыми и мужскими — должны быть переговоры между Донецком и Киевом. Только в такой парадигме диалога, равного и честного, можно прийти к разумной точке в конфликте, который длится уже пятый год. 

Однако если Мотороле за протянутую руку и нормальный мужской разговор с украинским комбатом в ДНР никто слова кривого не сказал, то командира "киборгов" Купола за сам факт общения с Арсеном собственное командование подвергло откровенной травле. Это открытая информация, которая была опубликована в украинских СМИ и поэтому на "российскую пропаганду" данный факт не спишешь. 

Вот вам и ответ на вопрос, кто стремится к реальному миру, а кто имитирует это стремление. Ведь с момента той ротации в поведении Киева ничего не изменилось. Разве что аббревиатура. Название гражданской войны украинские власти поменяли на бумаге с АТО на ООС, но тише на фронте от этого не стало…

Загрузка...