Вы золотые люди, россияне!
Повод для праздника и для гордости: мы народ, который никогда не сломить.

Григорий Тельнов
07:27, 12 июня 2018
1997

В день России ввысь взметнутся трехцветные флаги, в небе вспыхнут огни салюта, и мы дружно поднимем бокалы. Первый тост за каждым столом будет наверняка один:

"За нашу Родину!"

Для меня, как и для всех нас, нынешний праздник – день любви к России. Сыновьей нежности к стране, где я родился и вырос, которую изъездил и облетал от края до края. Есть, конечно, на свете государства теплее, комфортнее, уютнее, бывал я и в таких, но домой всегда возвращался с радостью. Родина всегда одна, как мать, к ней мы привязаны не умом – сердцем. А главное её богатство не нефть и газ, не золото и алмазы, а мы сами, сто сорок пять миллионов граждан России.

Профессия журналиста щедро дарила мне встречи с людьми, которых можно назвать опорой нашей страны. Сильные, мужественные, добрые и умные, которых не сломить ни судьбе, ни врагу. Сейчас, в праздник, есть повод вспомнить некоторых из таких героев. Наш национальный характер – это их жизни, мечты и дела. Сплав прекрасных душевных качеств, крепче которого нет ничего на свете.

Храбрость и мужество

Полковник Сергей Соколов – единственный в России лётчик, который с протезом ступни пилотирует реактивные самолёты.

Ногу ему изуродовала афганская пуля. Он выжил, но медики сказали ему:

"Об авиации лучше забыть, времена Маресьева давно прошли!"

Соколов отказался уйти из армии: "Хочу служить Родине в ВВС в боевом строю!"

Он перенес двенадцать сложнейших хирургических операций, придумал устройство, которое сделало подвижным протез стопы, закончил академию. Но летать ему не разрешали – держали на штабной работе.

Однажды Сергей всё-таки поднялся в небо на учебном "Як-18" вместе с инструктором. Про то, что он инвалид, умолчал. Сказал только, что был долгий перерыв в лётной работе. После приземления инструктор сделал вывод: "Сохранены хорошие лётные навыки, может пилотировать машину самостоятельно".

Но врачи вновь поставили на лётной карьере крест: "По медицинским показаниям допускать к пилотированию нельзя".

СССР рухнул, будто карточный домик, но медицинские инструкции стали ещё строже. Не перепрыгнуть, не обойти – как крепостная стена.

Но Соколов всё-таки перепрыгнул, в буквальном смысле. Стал спортсменом-парашютистом, совершил прыжок на Северный полюс – за тот подвиг в 1995-м ему присвоили звание Героя России.

"Если я прыгаю, то и летать могу!" – убеждал он хирурга. Но врач был непреклонен:

"Не могу допустить, чтобы вы разбились по моей вине!"

Соколов настаивал, и врачи созвали консилиум. Посовещавшись, его допустили к полётам с оговоркой, что это особый и исключительный случай.

Он вновь стал летать сам, получил высшую квалификацию военного пилота "летчик-снайпер", освоил одиннадцать типов машин.

Сейчас Сергей Соколов на пенсии, но продолжает подниматься в небо не на боевых, а на спортивных машинах, говорит: "Фамилия моя летать обязывает!"

Щедрость и любовь

Галину Николаевну Каштанову можно назвать самой бескорыстной и доброй бабушкой России. Она продала свою единственную квартиру и подарила детдому миллион рублей, а сама переселилась в интернат для престарелых. Её поступок одобрили далеко не все соседи. Судачили за спиной: "Из ума выжила, на старости себя своего угла лишила!"

Галина Николаевна с такими сплетниками не спорит: "Каждый на свой аршин меряет. А я помню, как со мной в голодном детстве чужие люди куском хлеба делились. Сейчас тоже трудное время, антироссийскими санкциями Россию терзают. Вот я и решила помочь своей стране и сиротам".

Тамбовский областной дом ребёнка, где живут малыши-отказники, находится как раз неподалёку от квартиры, в которой прежде жила Галина Николаевна. Без слёз на этих крох она смотреть не могла: "Не война сейчас, чтобы детишки без семьи росли!"

Судьба у нее самой была нелёгкой. После развала СССР переехала с семьёй из Туркмении в Россию. Сначала умер муж – сердце отказало, потом похоронила сына, его унесло в могилу воспаление лёгких. Работала до 64 лет, растила внука. А когда он стал взрослым, рассудила, что обузой для него быть не хочет.

"Продала квартиру, часть денег внуку оставила – получит, когда ВУЗ закончит. А миллион рублей отдала сироткам".

Директор дома ребёнка Галина Головлева такого крупного пожертвования прежде не получала. Бабушка, предложив помощь, волновалась:

"Вы не сомневайтесь, я в здравом уме. А деньги честные, свою квартиру продала. Деткам помочь хочу".

Вспоминая тот день, Галина Головлева призналась, что помощь пришла в самую трудную пору:

"Цены вверх рванули, а у нас даже подгузников в достатке не было. Галина Николаевна попросила назвать всё, в чём мы тогда остро нуждались. Я перечислила: памперсы, ковры, мебель, автомобиль деток на обследование в больницу возить. Выписали мы счета на миллион рублей, Галина Николаевна всё сама оплатила."

Теперь она в детдоме самая желанная гостья. Дети узнают её издалека, радостно кричат: "Наша бабушка приехала!"

А Галина Николаевна в ответ счастливо улыбается: "Всех вас люблю! Вы мне родными стали!"

Упорство и талант

От Тамары Черемновой в шесть лет отказались родители – парализованная малышка без посторонней помощи не могла даже кушать. Девочку определили в интернат для умственно отсталых инвалидов. Из родительского дома, где все знакомое и родное, она попала в "дурку", где все вокруг пропахло карболкой, мочой и страхом.

Врачи не смогли разглядеть в голубых глазах плачущей, дергающейся в судорогах девочки ясный ум, не поняли, что душивший её ужас – естественная реакция на ситуацию. Тамаре поставили роковой диагноз: "олигофрения в стадии дебильности". Этот приговор страшнее пожизненной каторги – даже в тюрьме можно учиться, а в интернате такой диагноз закрывает дорогу в класс.

Шанс вырваться из ужасного места пришел вместе с новой воспитательницей. Рассказывая детям сказки, она заметила, что Тома реагирует иначе, чем другие: слушает внимательно, явно понимая смысл. Малышку перевели в другую группу, где детей пробовали учить азбуке. Тамара сразу запомнила буквы. А когда в руках у нее случайно оказалась книжка, сама прочла первые в своей жизни слова.

Она поглощала книжки одну за другой. Мир раскрывался для нее в мечтах и в сказках. В ее грезах он был красивым и добрым. А наяву – злым. Отец и мать развелись, они навещали Тамару все реже и реже. Лекарства не помогали – ходить на своих ногах девочка так и не смогла.

В восемнадцать лет Тамару перевели в психоневрологический интернат, там она впервые увидела своё личное дело. Возмутилась: "Я не дура!"

Ей ответили: "По умственному развитию отстаешь от сверстников, олигофрены не способны образно мыслить!"

Тамару обидели такие слова. Идея родилась сама собой: "Если я напишу сказку, то врачи узнают, что я умная, и отменят диагноз!"

Сказок в голове у Тамары было много – с детства она спасалась мечтами, чтобы выжить и сохранить рассудок в месте, которое любой из нас, здоровых, назвал бы адом.

Тома уговорила одну из подруг записывать на бумагу сказки – сама она не могла выводить буквы, трясущиеся пальцы не слушались.

Однажды осмелилась отправить тетрадку писательнице Зинаиде Чигаревой. Ей сказки понравились, она перепечатала рукопись на машинке и отдала в издательство.

Свою первую книжку Тамара выложила врачам, словно козырь:

"Отменяйте диагноз! Я в норме!"

Её осадили: "Достоевский и Гоголь тоже были с психическими отклонениями. А ты даже в школе ни дня не училась, значит, умственно отсталая!"

Тамара не сдалась – отправила письмо министру здравоохранения, и её перевели из психоневрологического интерната в дом инвалидов.

Потом, когда уже вышли в свет другие книги, психиатры, обследовав Черемнову, наконец-то признали: олигофрении у нее нет и никогда не было!

Тамару Александровну приняли в Союз писателей, она стала лауреатом международного конкурса. А недавно исполнилась и её мечта о своем доме – добрые люди из алтайского города Алейска забрали её из интерната в свою семью.

"Я счастлива, – написала мне оттуда Тамара. – Пью парное молоко и пишу новую книгу. Про то, что отчаиваться никогда не надо – безвыходных ситуаций не бывает!"

Патриотизм и смелость

Альпинист Максим Шакиров поднимает российский флаг на высочайшие вершины мира. Русские друзья шутя называют его Дедом Морозом, а иностранцы – Санта-Клаусом. Дело в том, что каждый новый год Максим по-традиции встречает в горах, поднимаясь на главные пики разных стран мира.

Эверест он покорил несколько раз, но подъем по его южной стене однажды чуть не стал роковым. Попал под камнепад, надорвал коленный сустав.

"Вам теперь даже по ровной дороге трудно ходить, поберегите себя, – посоветовал ему врач. – Все свои вершины вы уже покорили".

Но Эверест манил, приходил в снах. Сиял вершиной, сверкал снегами и льдом.

И тогда Максим решил подарить свою мечту детям: "Прежде я работал в школе, поэтому у меня родилась идея провести урок прямо с горы, на фоне Эвереста. Это вершина вершин, чтобы достигнуть её, нужно сделать первый шаг ещё в детстве. Он простой и трудный – каждое утро начинать с зарядки. Вот я и придумал показать комплекс упражнений на фоне Эвереста. Самый красивый вид на вершину мира открывается с соседней горы Кала-Патхар, поэтому пришлось взобраться на неё".

Лето и осень ушли на то, чтобы восстановиться, заставить слушаться раненую ногу. Максим тренировался, постепенно увеличивая нагрузки на больное колено.

Каждый метр, пройденный по московской земле, был для него шагом к Эвересту. А в Новый год он отправился в Гималаи. Поднялся на гору Кала-Патхар, настроил через спутник веб-камеру и начал урок:

"Всем зрителям желаю счастья и удачи! И здоровья – я покажу, что нужно делать чтобы стать сильными, тогда вам покорится самая высокая цель!"

За спиной Максима развевался российский триколор и сиял в рассветных лучах Эверест – гора самой высокой мечты.

Загрузка...