Вали кулем — потом разберем

Дмитрий Ледовской
09:37, 28 июня 2018
4636

Идиотизм некоторых политических разборок заключается в том, что большинство тех, кто влезает в них, абсолютно не умеет анализировать, сопоставлять, просто разумно мыслить. Особенно это заметно у тех, кто когда-то был на вершине славы, успеха, а затем превратился просто в брюзжащего старичка.

Вот на днях старичок, бывший хороший актёр, Вахтанг Кикабидзе обрушился с "критикой" на СССР, к нему присоединился и старенький, но гораздо более мощный актёр Олег Басилашвили. Всё им было плохо в СССР: успех, народная любовь, великолепные фильмы, невероятная защищенность от невзгод, влюбленность женщин, — ну не жизнь, а кошмар!

При огульном осуждении прошлой жизни, где, оказывается, они боялись обо всём говорить, они радостно приветствовали развал СССР, затем радостно ждали расцвета своей малой Родины, не предвидя, в каком глухом забвении, особенно Буба (Кикабидзе), они окажутся именно после развала СССР. Никому из хулителей прошлого не приходит в голову, что время, когда они процветали и звездились, было тройным блоком из советской власти, СССР и коммунистического режима.

Советская власть была сконструирована в абсолютном демократическом сочленении, словно скопирована с обожаемого ими Запада. Выборность снизу доверху, от местных Советов до Верховного Совета СССР. Подчиненность исполнительной власти законодательной была обязательной. Лозунги были великолепны: "За мир во всём мире", "Пролетарии всех стран — соединяйтесь", "Свобода, равенство, братство", "Да здравствуют труд, мир, май", "Слава труду", "Искусство принадлежит народу"… И, судя по деятельности в искусстве, грузинские молодые актёры преданно и достойно служили именно советскому народу, советской власти. Комиссар в "Пропавшей экспедиции" в исполнении Кикабидзе верно и преданно служил советской власти, а обаятельный Мимино-Сокол стал почти символом советских вертолётчиков, образцом для подражания.


Фото: скриншот youtube

Олег Басилашвили в знаменитом "Осеннем марафоне" также явил нам образ советского педагога, переводчика Бузыкина, доброго, обеспеченного, ни в чём, кроме любви, не нуждающегося.

В сериале "Противостояние" Басилашвили стал абсолютно советским полковником милиции Костенко, тоже своеобразным примером для подражания. И никто их обоих не заставлял сниматься в этих фильмах под дулом пистолета, не требовал публичных клятв. Предложили хорошие роли советских хороших людей — они и сыграли их блестяще! И обижаться Бубе и Олегу на советскую власть уж как-то совсем ни к чему. Не за что.

Может, мучило их сознание, что живут они именно в СССР? В империи! Подчинены жуткому имперскому гнёту? Может, и такое, но не могут они не знать, что только благодаря имперскому СССР расцвели их таланты, стали известны миллионам зрителей 15 советских республик. Кстати, когда я дважды побывал в Грузии в середине и конце 50-х годов с группой российских туристов, то был просто ошеломлён богатством, красотой, беззаботной весёлой сытостью и, конечно, гостеприимством жителей солнечной республики. И один из нас, кажется, из небогатого Воронежа, сказал с лёгкой завистью: "Вот грузины уже живут при коммунизме".

Политика руководства СССР была достаточно ясна: кормить всех, кто входит в состав страны, делить общий бюджетный пирог так, чтоб лучшие куски оказывались не в РСФСР, а там, на окраинах Союза. Эти "куски" были удивительно многообразны: экономика, строительство, спорт (вспомним изумительные грузинские футбольные команды, Славу Метревели, Давида Кипиани…). Напомню, что все советские республики имели отличные спортивные команды, и не только футбольные. Имели свои киностудии, лелеяли национальные достоинства и традиции, и что касается наших героев, чтили и искренне любили комиссара и Мимино, Бузыкина и Костенко, как своих соплеменников, единых по духу и вере. Тот герб, что так не приемлет ныне старый Кикабидзе, был оригинален и необычен. СССР был действительно красочным венком из 15 республик.


Фото: globallookpress

А теперь о том коммунистическом режиме, что не приемлет и автор этих строк. О том режиме, что создал ГУЛАГ, который даже избавившись от принципов доносов, признав ошибки репрессивных деяний, остался неповоротливым, косным, насыщенным тяжкими и часто лживыми догмами, осточертевшей пропагандой. Чего стоила только набившая духовную оскомину лениниана, породившая бесчисленное количество анекдотов и сама низвергнувшая с почти божественного пьедестала своего кумира, действительно великого Ленина.

Этот режим, возглавляемый в свои последние десятилетия сонмом престарелых политиков, угробил экономику, породил диссидентов и то самое внутренне сопротивление, что в конце концов сыграло решающую роль в его крахе.

Мне довелось испытать политический гнёт в достаточно жёсткой форме. Когда я начал писать свои рассказы и отправлять рукописи в магаданское издательство, мой двоюродный брат, ленинградец Вадим Нечаев, был выдворен из СССР за организацию в своей квартире "Музея непризнанных художников". Так вот, из-за этого родства, плюс беспартийность, хода для моих творений не было. Одна из литсотрудниц издательства сообщила мне следующее: "Дима, мы твои рассказы и не видим. Их тут же забирают от нас туда…"

"Туда", как я догадался, были силовики или высшие партийные инстанции. А, скорее, и то, и другое.

Один рассказ все-таки проскочил в молодёжную газету, но так как там по тексту пьяный шахтёр убивает собаку, приняв её в круговерти пурги за волка, то рассказ подвергся жуткой травле, а редактор был на грани увольнения. Вот такой бред. Тем не менее ни на секунду у меня не возникало мысли сбежать, возненавидеть, а уж тем паче предать. Тем более я знал массу честных коммунистов, и, главное, верил в великое предназначение своей страны.

Поэтому я просто не любил сей режим, как не любили его тысячи, сотни тысяч людей, изнемогающих под тупым давлением идеологии, пропаганды, запретов. Но при этом были и великие, гордые события: победа в ВОВ, завоевание космоса, спортивные победы, да всего и не перечислить.

А ведь ни Кикабидзе, ни Басилашвили никакой травле, нажиму или даже критике не подвергались. Они благополучно и успешно снимались в кино, Буба к тому же пел, в общем, жили благополучно и удачливо.


Фото: globallookpress

Ну, верю, просто не любили они коммунистическую идеологию. Помню, на съездах гайдаровского движения "Демократический выбор России" в Москве бывал Олег Басилашвили, не скрывающий своего неприятия коммунизма. Кикабидзе молчал везде, видно, чего-то опасался, и нигде не проявлялся. И в те времена, в лихие девяностые, никто из них не признавался в неприязни к СССР, его гербу.

А сейчас будто прорвало. Вахтанг сначала резко обиделся на Россию после войны в Осетии. Не получив народной поддержки ни в Грузии (для грузин он остался советско-русским актёром), ни тем паче в России, он стушевался, и старея и все более исчезая, судорожно искал новые возможности проявиться. В поле далекого зрения оказались СССР, его герб. Полить их жидко — уже безопасно, можно заявить о себе как об идеологическом борце, это опровергнуть очень трудно.

К моему сожалению, гораздо более мощный актер и человек Басилашвили тоже поддался желанию вновь стать узнаваемым, заметным, "зазвездиться" и, взяв за пример уже ожесточенно злобствующего коллегу по актёрскому цеху, поддержал Бубу. Новые "старики-разбойники" стали чернить то, что кормило их, поднимало вверх на дружественных ладонях, опекало и берегло. Это был СССР, его народы. И даже не любя, не признавая коммунистический режим, его идеологию, стыдно всё-таки поносить герб великой страны и саму страну. Не мудро это, не честно, не по-стариковски даже, а, скорее, маразматически-старчески. А ведь какими славными советскими парнями были эти артисты из СССР. Наверняка такими они и останутся в народной памяти. И это правильно и мудро.

Загрузка...