Чего до дрожи в коленках боятся укронационалисты

Алексей Селиванов
13:56, 12 сентября 2018
4342

Участвуя в общественной жизни домайданной Украины, активные русские общественники часто оказывались по одну сторону баррикад с красными. Представителями украинской компартии, ее сателлитных организаций и разнообразных "левых". Это казалось естественным.

И они, и мы выступали против вступления Украины в НАТО, за повышение статуса русского языка, за укрепление дружбы с Россией (другой вопрос, что понимать под этой "дружбой" — вхождение в состав, союзнические отношение или еще какие-нибудь формы сотрудничества).

Солидаризируясь с красными, даже в каких-то тактических вопросах, мы в глазах народа разделяли ответственность за все, что связано с красным периодом истории. Например, за голодомор. "Ну вы же с красными? Значит, вы за голодомор!" Да, пусть реальная история этого события отличалась от ее подачи украинскими нацистами. У крестьян большевики (главным образом местные, а не "московские") выгребали пищевые продукты вовсе не по национальному признаку. А если по национальному, то в первую очередь гибли крестьяне, называвшие себя русскими, руськими, малороссами, местными. Потому что одновременно с голодомором советский режим (буквально в это же время!) проводил жесткую политику украинизации. Люди, не соглашавшиеся переучиваться на украинский (от Днестра до Донбасса!), увольнялись с работы, те, кто осмеливался выступать против, получали уголовное преследование.

О тех жестокостях, что позволяли себе большевики, украинизируя Юго-Западную Русь, современные украинские нацисты могут только мечтать.

И вот, русские общественники, находясь в "красном лагере", были вынуждены как-то оправдывать и голодомор, и остальную репрессивную политику большевиков. Или если не оправдывать, то волей-неволей принимать за них ответственность в глазах аполитичного народа. Это выставляло пророссийский актив в негативном свете, отсекая от него часть потенциальных сторонников, не исповедующую коммунистические симпатии. Но проблема даже не в этом.

Дело в том, что независимая Украина, формирование украинской нации — это революционный, левый проект. Ленин подхватил его у украинских социалистов Грушевского, Петлюры и Винниченко. Эти люди совершенно не пользовались авторитетом у простого народа, но Ленин воплотил их мечту, создав Украину (в форме УССР) и украинцев (запретив слово "малоросс"). Жителям Юго-Западной, Киевской Руси, Новороссии 70 лет писали в паспортах национальность "украинец" и учили этому в школах. Вот они и привыкли…

Я не пишу здесь о достижениях советского периода. Они были. Но факты оспорить невозможно. Создание УССР с ее границами (и других республик) из территории русских губерний — решение Ленина. Присоединение к Украине Донбасса (в том числе территорий Всевеликого войска донского) — решение Сталина.

Украинизация, которая не прерывалась никогда, — оголтелая до 30-х годов и чуть более умеренная после, — это политика коммунистической партии на Украине. Интересно бывает почитать советские книги по истории — единая, царская Россия там выставляется такой же "тюрьмой народов", как и в современных украинских "учебниках"! Политика современной украинской власти в гуманитарной сфере — это просто продолжение большевистской политики.

Независимая Украина (националистическая или советская) — это красный, революционный проект. Проект консервативный — это Русская земля, единая и неделимая Россия. Триединый русский народ.

Мне возразят, что "украинская нация сложилась", что "отрицать украинство невозможно". Не надо ничего отрицать. Нужно просто впервые (за последние 100 лет!) перестать стесняться говорить правду. Что Киев, по летописному выражению, "мать городов русских" — ничуть не менее русский, чем Донбасс. Что Русь — это самоназвание жителей земли от Карпат до Владивостока от начала истории. И что мы — единый народ.

Чего добивается рядовой симпатизант советской власти, сталинист, выходя на митинг в поддержку Донбасса или даже спускаясь в окопы ополчения? Он добивается возрождения СССР, с Украинской Советской Республикой, культом Тараса Шевченко и украинизацией в школе? Вряд ли. В 2014-м люди хотели вернуться в Россию. Хотят и сейчас. Нельзя основывать возрождение Русского мира, собирание Русской земли на зыбком песке ленинской национальной политики. Иначе закончится новым Беловежьем.

Идея триединства Руси ничуть не слабее, чем идея националистическая или коммунистическая. Она не умерла за 70 лет советской власти. Ее не уничтожили за 25 лет новой Украины. Причем и в тот и в другой период она не имела никакой информационной поддержки, ее как минимум замалчивали, а как максимум — запрещали. Сегодня эта идея живет в сердцах православных прихожан Украинской православной церкви Московского патриархата, которые сотнями тысяч выходят на крестные ходы. Эта идея живет в сердцах простых обывателей, не участвующих в митингах. Да и в сердцах простых крестьян, которые ходили и ходят в "руську" церковь в своих селах.

Просто дай этой идее доступ в российский и в украинский эфир — и да, какая-то часть населения будет упорствовать в украинстве. Но огромное количество наших братьев и сестер вернутся в единую семью. Вернутся с радостью и энтузиазмом. Почитайте украинских блогеров и пропагандистов — они и сейчас до дрожи в коленках боятся именно этого…

Загрузка...