Три года решения задач на дальних рубежах
Как Россия изменила ход сирийской войны, защитив союзника и сломав хребет терроризму.

Дмитрий Родионов
17:37, 02 октября 2018
1260

30 сентября — памятная дата не только для России и Сирии, но и для всего мира. В этот день три года назад в арабской республике началась военная операция российских ВКС, которая не только переломила ход гражданской войны, но и предопределила будущее всего ближневосточного региона.

В такие даты принято подводить итоги: чего хотели, чего добились, чего добиться не удалось. Начну с первого вопроса.

Три года назад мне приходилось вести ожесточенные споры по теме российского вмешательства в сирийскую гражданскую войну, причем не только с либералами, которые традиционно скептически отзываются о любом участии страны в чужих конфликтах, почему-то закрывая глаза на аналогичные действия их любимой Америки. Напомню, что США, прикрываясь риторикой борьбы с терроризмом, выполняли в Сирии свои задачи, причем без какого-либо одобрения как властей арабской республики, между прочим, международно признанных, так и ООН, в то время как Россия действовала исключительно при поддержке и даже прямой просьбе о помощи Дамаска.

Напомню, тогда президент Сирии Башар Асад в соответствии с Договором "О дружбе и сотрудничестве между СССР и Сирийской Арабской Республикой" от 8 октября 1980 года обратился к России с официальной просьбой об оказании военной помощи.

Гораздо более ожесточенные споры на тему целесообразности вхождения в Сирию с первого дня у меня разгорелись со всякими "ура-патриотами" и "всесливщиками", которые не только упирали на то, что вмешательство в сирийские дела запоздало на четыре года, но и пытались выдать российскую военную операцию за отвлечение внимания от "слива Украины".


Фото: globallookpress

По первому пункту возразить было нечего: действительно, решать вопрос с Сирией нужно было еще в 2011 году, когда власть Асада еще была достаточно сильной и позволяла ему с минимальными жертвами остановить войну всех против всех. Однако вместо этого тогдашняя российская власть занималась позорным "выкручиванием рук" сирийскому президенту, не позволяя ему в зародыше задушить бунт экстремистов, в кратчайшие сроки сформировавших мощнейшие интернациональные террористические группировки, одна из которых и вовсе провозгласила себя квазигосударством и на полном серьезе претендовала на контроль не только над всей территорией Сирии, но и соседнего Ирака.

Перед глазами тогда был пример Ливии, остановить уничтожение которой у тогдашнего политического руководства России не хватило воли или желания. Одна из ведущих африканских стран в течение нескольких месяцев на глазах всего мира превратилась из цветущего оазиса в террористическое "осиное гнездо".

Если бы Россия тогда воспользовалась правом вето, этого можно было бы избежать. Но она не воспользовалась, и что случилось — то случилось. И пострадал от этого не только народ Ливии, но и Россия, не пожелавшая защитить его.

Напомню, в договоре о дружбе и сотрудничестве двух стран, подписанном в 2008 году, когда Каддафи приезжал в Москву, были прописаны значительные преференции для нашей страны. Это и преференции в области добычи нефти, контракт на строительство первой железной дороги между Бенгази и Сиртом с локомотивным депо и девятью станциями, контракт на строительство первой АЭС, сети отелей на побережье, модернизацию действующих аэропортов.


Фото: ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев        

Только одно оружейное эмбарго лишило Москву контрактов на 2 миллиарда долларов. Такова была цена провозглашенного Дмитрием Медведевым курса на "перезагрузку" с Западом.

Помогло ли это "перезагрузке"? Сегодня очевидно, что едва ли. "Перезагрузка" превратилась в реальную "перегрузку" — настоящую и полноценную холодную войну 2.0.

Когда началась гражданская война в Ливии, представители оппозиции сразу дали понять, что после победы не потерпят присутствия в стране бизнеса из тех стран, которые их не поддержали, напротив же, их благодетели получат все возможные преференции. Так и произошло. Ливию мы потеряли. И то, что сегодня ливийское временное правительство вынуждено обращаться за помощью к Москве, так это исключительно из-за неспособности удержать потерявшую всякий контроль ситуацию.

И во многом, кстати, благодаря успехам России в Сирии.

В Сирии, по отношению к которой Москва изначально вела себя не так, как принято вести себя по отношению к союзнику, это отношение было пересмотрено. Да, было "выкручивание рук" Асаду на начальном этапе войны, но повторить в Сирии ливийский сценарий не позволила именно Россия, а в 2013-м Москва фактически предотвратила западную интервенцию в страну под предлогом использования Дамаском химоружия.

А в 2015-м Россия, вмешавшись в фатальный для Дамаска ход событий, смогла кардинально изменить расклад сил.

Было ли это вмешательство запоздалым? Возможно. Возможно, в том плане, что еще за три года до этого еще можно было избежать полномасштабной войны.


Фото: globallookpress

"Арабская весна" в Сирии начиналась так же, как и в других странах региона, однако мультикультурность региона и столкновение в нем интересов множества игроков постепенно превратили страну арену не только гражданской, но и межнациональной и межрелигиозной войны. Начавшееся было восстание отдельных слоев населения против режима Асада довольно таки быстро превратилось в острое суннитско-шиитиское противостояние с участием множества группировок и государств, стоящих за ними. А также с участием "добровольцев" из разных стран мира. Сирийский конфликт породил небывалый миграционный кризис в Европе и беспрецедентный всплеск терроризма.

И об этом тоже не следует забывать. Одной из главных причин вмешательства в сирийский конфликт в октябре 2015-го российский президент назвал недопущение распространения террористической угрозы. Помню, тогда оппоненты возражали мне, мол, победа "халифата" якобы и вовсе отодвинет угрозу от наших границ, дескать, уехавшие их России боевики не захотят возвращаться обратно.

Как показала практика, этот тезис "всесливщиков" был опровергнут не только фактами, что в России террористическая угроза сократилась, в сравнении с ситуаций в Европе, где в 2015—2017 гг. прошел целый "парад" терактов, но и элементарной логикой: боевики на территории своего "халифата" банально уничтожались физически.

Кстати, о "халифате". Как бы американцы ни приписывали себе разгром ИГИЛ (организация запрещена в РФ), очевидно, что за два года своей операции против террористов в Сирии они добились гораздо менее впечатляющих результатов, чем Россия. Более того, к 2015 году ИГИЛ был силен, как никогда. Критики России скажут, что первыми реальный отпор "халифатчикам" начали давать курды. Это действительно так. Но курды не ставили целью уничтожение террористов, они лишь хотели изгнать их со своих земель, и у них это, надо признать, неплохо получалось. Но задачу остановить расползание "халифата" и сломать ему хребет выполнила именно сирийская армия при поддержке российских ВКС.

В конце своего последнего срока Обама тужился-тужился, чтобы разгромить ИГИЛ хотя бы в Ираке, в Мосуле, но получалось у него это с трудом. "Проблема" перешла по наследству Трампу, который просто завершил то, что начал предшественник, потратив критическое для единственной оставшейся сверхдержавы количество сил. Как бы сегодня Трамп ни пытался приписать себе победу над самой страшной в истории террористической угрозой, выглядят эти попытки жалко. Это никак не его победа.


Фото: globallookpress

И да, Трамп неоднократно говорил о том, что США уйдут из Сирии после разгрома ИГИЛ. И что? И где?

Если бы не помощь России сирийским властям, ситуация в Сирии могла бы вполне сейчас напоминать ливийскую, даже еще хуже. Что теперь американцы говорят о Ливии, как они оправдывают свой провал в этой стране? Никак. Они молчат. Разве что сам Обама признал ливийскую кампанию главной ошибкой своего президентства. Кому теперь от этого легче?

Россию часто обвиняют в том, что под предлогом борьбы с терроризмом мы решали в Сирии свои задачи — в частности, спасение режима Асада. А кто там не решал свои задачи?

А что касается спасения режима, так это тоже только в плюс. И об этом я говорил в 2015 году. Нам было крайне важно продемонстрировать миру, что эпоха предательств и отступлений на Ливии закончилась. Что Россия умеет защищать своих союзников. Что те страны, которые не приняли установившегося после окончания холодной войны "американского порядка", но боялись доверять России, могут спать спокойно. Что России можно доверять и не бояться выступать против однополярного мира.

Помните пророческие слова Каддафи: "Будь еще в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы (бомбить Ливию). Но ее нет, ее нет, и вы торжествуете".

В 2015-м мир увидел, что Россия в нем есть.

Еще один важный плюс участия в сирийской кампании. Мир увидел окончание монополии США на решение своих задач на дальних рубежах — то, что было принято называть "несением демократии". Таких стран стало как минимум две.


Фото: mil.ru

Наконец, мир увидел силу и эффективность российского оружия. В деле. Я всегда говорил, что никакие учения, никакие салоны не заменят реальной демонстрации вооружений на реальной войне. Война — лучшая демонстрация. Разве стрельбы "Калибрами" из Каспийского моря не были эффектными? Разве желание многих стран купить наши комплексы С-400 не следствие наших "показов" в Сирии?

Да, собственно С-400 в боевой обстановке не применялись, но можете быть уверены, что не применялись они исключительно из-за нежелания условного противника с ними связываться. Да желание Турции и других ближневосточных союзников США купить наши комплексы во многом объясняется желанием показать "фигу" Вашингтону, но появилось бы оно, если бы не наши действия в Сирии с демонстрацией не только конкретных образцов вооружений, но и политической воли нашей страны к формированию собственной, независимой от Запада силы? Посмотрите на динамику роста объемов продаж российского оружия. Даже без учета санкций, которые пугают все меньшее число стран.

Обо всех этих выгодах для России я говорил три года назад. Все они реализованы. И все более усиливающиеся и все более проваливающиеся попытки Запада создать вокруг России стену изоляции — наглядное тому подтверждение. Изолировать Россию у них не вышло

Не вышло и втянуть нас в невыгодную и заведомо проигрышную наземную операцию, заставить завязнуть в сирийском болоте, как когда-то в Афганистане. Да, были неудачи, были просчеты, были жертвы (а на какой войне без них?) но в целом удалось гораздо больше, чем я три года назад даже мог представить, и уж точно гораздо больше, чем сумела добиться западная "коалиция" аж из 60 стран.

Тогда, в 2015-м, я не верил, что Сирию удастся собрать в прежнем виде. Ее и сегодня еще не удалось собрать, по-прежнему остается Идлиб, превратившийся в резервацию террористов всех мастей от радикалов до "умеренных". Остаются значительные территории на севере и западе страны, фактически контролируемые курдами, а значит, американцами, территории, оккупированные турками. Но это намного меньше, чем было тогда. Тогда Асад с трудом контролировал треть страны, сейчас — большую ее часть.

Было бы это возможно без нашей помощи? Нет!

Каким бы ни был Асад, он остается законным президентом (на последних выборах его выбрало большинство, пусть и не на всей территории страны), а Россия стала гарантом политического процесса, ведущего к окончанию гражданского противостояния.

Россия, которая смогла сбалансировать свои интересы с интересами таких трудно совместимых игроков, как Иран и Турция.

С Турцией вообще отдельная история. Мы с ними едва ли не подошли к порогу реальной войны из-за сбитого самолета. И, наверняка, некоторым внешним игрокам хотелось бы, чтобы мы эту черту перешагнули, чтобы столкнуть наши страны, тем самым еще более дестабилизировав регион. Но мы смогли договориться, смогли найти общие интересы. Да, на позицию Анкары во многом повлиял Вашингтон с попытками навязывания своих правил игры и полным игнорированием интересов Турции. И что? Мы же смогли. А они свои отношения с Анкарой своими действиями только ухудшают.

И сегодня они вновь и вновь дают понять, что не намерены уходить из Сирии, закрепляются там, "окапываются" на долгие годы. Сегодня они вновь и новь пугают провокациями с химоружием, угрожая Дамаску ракетно-бомбовыми ударами. Значит, война еще не окончена.

А есть еще Израиль, который много лет под шумок сирийской гражданской войны решает свои задачи, ведет свою войну против Ирана. Жертвой этой войны уже стал экипаж нашего самолета-разведчика. Последствием же — поставки С-300 в Сирию, приостановленные пять лет назад.

Слишком много игроков заинтересованы не только в том, чтобы Асад не вышел победителем, но и в том, чтобы Сирия оставалась перманентным очагом напряженности.

И все это вселяет уверенность в том, что наша миссия там не закончена. Предстоит долгий процесс урегулирования, даст бог, политический. В любом случае, то, что превратить Сирию во вторую Ливию не получится, мы продемонстрировали. Слишком много было таких ливий в последние годы.

Мне все время вспоминается картинка, на которой изображен президент Сирии в окружении портретов политиков, требовавших его отставки. Большинства этих политиков самих нет, а Асад есть. И надо отдать ему должное: он продержался один в полностью враждебном окружении четыре года. Война в Сирии еще не завершена, но, очевидно, что осуществить задуманное ее поджигателям так не удалось.

Последние три года показали, что уже точно не удастся.

Загрузка...