Русский солдат Егор Летов
Руководитель проекта WarGonzo о том, почему идея дать аэропорту в Омске имя легендарного российского поэта и музыканта носит глубоко экзистенциальный характер и при каких обстоятельствах песня в окопе тоже воин.

Семен Пегов
15:43, 24 октября 2018
2810

Накануне на сайте проекта "Великие имена" запущено голосование, в рамках которого любой может предложить имя крупнейшим аэропортам России. Изначально условия конкурса предполагали, что отечественным воздушным гаваням начнут присваивать имена знаменитых деятелей прошлых веков по XIX век включительно. ХХ столетие организаторы решили не брать во внимание из-за противоречивости и перманентной одиозности стремительно сменявшихся политических строев и культурных эпох. 

Однако во многом из-за давления интернет-общественности правила изменили и теперь участники голосования могут выдвигать имена в том числе и великих людей, родившихся и состоявшихся в ХХ веке. Особенно это обстоятельство порадовало поклонников творчества легендарной группы "Гражданская оборона", которые предлагали присвоить омскому аэропорту имя лидера этой группы Егора Летова.

Сама идея вызвала по меньшей мере аллергическую реакцию как у закоренелых чиновников и представителей власти, так и у либерально ориентированной части населения. Пожалуй, впервые эти два общественных полюса настолько отчетливо оказались по одну сторону баррикад. Толком не погружаясь в творчество Егора Летова, они чисто инстинктивно чувствуют отторжение к его образу, который, с одной стороны, никогда не вписывался в действующую патриотическую систему, с другой — всячески презирал любые идеи откровенно либерального толка. 

При этом для тех, кто действительно слушает песни "Гражданской Обороны", нет никаких сомнений в том, что более настоящего патриота своей Родины, чем Егор Летов, найти сложно, и в то же время именно он олицетворяет собой идеалы патологического бунтарства и борьбы за свободу, которые, по идее, должны быть нормой для либералов. Плюс ко всему, людей, которые ассоциируют себя с песнями Летова и его мировоззрением, по факту оказалось настолько много, что и власти, организующие конкурс, и либералы были повергнуты в шок, если не сказать в ступор, от количества сторонников идеи увековечить имя этого музыканта в названии омского аэропорта.

Образ и мировоззрение лидера "Гражданской обороны" неожиданно затмили по популярности и информационной востребованности другие воздушные гавани. Так, например, готовясь писать этот текст, я начал забивать в "Яндексе" "аэропорт им…" и сразу же получил от поисковика подсказку "имени Егора Летова", что свидетельствует о рекордной частоте аналогичных с моим запросов. Причем в топ-5 по популярности запросов на "Яндексе" фамилия Летова фигурирует дважды, конкурируя с Кеннеди, Марко Поло и космонавтом Леоновым и, очевидно, опережая всех этих безусловных знаменитостей.

Мне довольно сложно объяснить, почему популярность Егора Летова спустя почти десять лет с момента его смерти приобрела такие фантастические масштабы у нас в стране, но я попробую рассказать, почему, по крайней мере, на донбасском фронте песни "Гражданской Обороны" для нас, российских военкоров, и многочисленных добровольцев из России, впрочем, как и для местных ребят-шахтеров, звучали особенно актуально и пронзительно.

Война, вообще, на удивление музыкальное явление. Исторических примеров для этого предостаточно: с древних времен воины шли погибать под соответствующий их духу и эпохе аккомпанемент. Из ближайшего прошлого достаточно вспомнить "Прощание Славянки", под которую на фронт воевать с фашистами отправлялись миллионы советских солдат. У войны в Донбассе не было одной конкретной песни для всех. Но то, что Летов регулярно играл из магнитол, раскрашенных под камуфляж, и посеченных осколками джипов ополчения — не подлежащий сомнению факт. Так, например, в нашей повидавшей виды "Гранд Витаре", на который мы исколесили донбасский фронт вдоль и поперек, в качестве завсегдатаев "эфира" были такие композиции, как "Мы идем в тишине по убитой весне", "У войны не женское лицо", "Это знает моя свобода, это знает мое поражение, это знает мое торжество", "Солдатский сон" и многие другие, которые в контексте русской весны иначе как народными уже не воспринимаются.

Я уже как-то писал, что настоящие песни должны пройти проверку не только временем, но и войной. Русский солдат Егор Летов, солдат не в прикладном, а в метафизическом смысле прошел через обе эти проверки, и доказательство тому его бешеная по сегодняшним меркам интернет-популярность. Именно поэтому я тоже голосую за то, чтобы аэропорту в Омске присвоили имя Летова, который вырос и состоялся в этом городе, а также по-своему прославил его на весь Русский мир.

Загрузка...