"Частная война" за премии проиграна

Алена Жирикова
09:51, 07 марта 2019
1053

7 марта, аккурат накануне главного женского праздника, в российский прокат выходит киноподарок для дам — биографическая драма "Частная война", история жизни и работы одной из самых известных в мире военных корреспондентов Мэри Колвин. 

Ну и кто там жаловался на подаренные на 23 Февраля носки?! На мой субъективный взгляд, подарок для женщин вышел еще более сомнительным. Уж лучше бы носками. 

Нет, игру главной героини Розамунд Пайк к подарку отнести, конечно, можно. Вот насколько я воспринимала Розамунд как очередную однотипную девушку Бонда ("Умри, но не сейчас"), настолько ее игра удивила меня в "Частной войне". Удивила и порадовала. За мимикой и жестами Розамунд на экране наблюдала с нескрываемым интересом и восхищением.

Ну и еще, конечно же, подарком всем женщинам можно смело считать появление на экране "британского пирожка" Джейми Дорнана в роли боевого напарника Розамунд/Мэри — бесстрашного фотографа Пола Конроя. К слову сказать, Джейми в этой роли даже не сразу узнала, и это несмотря на то, что честно отсмотрела с ним весь сериал "Крах" и даже первую часть унылейшего фильма про "Пятьдесят оттенков серого".

В общем, праздничный сюрприз в виде Джейми лично меня порадовал. Правда, это сейчас было, скорее, про секси-образ и личные симпатии, так как его актерскую игру в этом фильме лично я не очень заметила. Может, на фоне действительно отличного перфоманса Розамунд Пайк Джейми несколько потерялся. 

Это, пожалуй, все, что я могу сказать о плюсах этого биографического эпоса. В остальном, на мой вкус, вместо личной драмы сильной героини я увидела историю глубоко несчастной и одинокой женщины, эдакого адреналинового наркомана, которая ехала на войну не потому что хотела, а потому что просто не знала, что еще ей делать со своей пустой во всех остальных аспектах жизнью. 

Режиссер Мэтт Хейнеман — новичок в игровом кино. До этого его специализацией была документалистика. Видимо, в "Частной войне" (по крайней мере, как я это увидела) он попытался совместить псевдодокументальные кадры с художественными приемами. По мне, получилось, мягко говоря, не очень. Много взрывов, разрушенных зданий и очень мало историй, которым хотелось сочувствовать. Наверное, опять же мои мысли, мистер Хейнеман хотел пойти нетривиальным путем и показать главную героиню без героической идеализации персонажа. Но получилась лишь истеричная, глубоко неустроенная в личной жизни женщина, которая отказывается признавать свое явное психическое расстройство, заливаясь алкоголем и пьяными слезами. В общем, на мой взгляд, сложную тему не потянули. Скатились в патетику и клише.

Вообще, в фильме, на мой скромный взгляд, много откровенных нестыковок. 

Например, одно из первых появлений героини на линии фронта. Перестрелка между противоборствующими сторонами. И в центр этой перестрелки бодро выбегает героиня с криками: "Не стреляйте! Пресса!".

Ну вот никогда не поверю, что человек, для которого работа в горячих точках — ежедневная реальность, причем уже долгие годы, может так сглупить. Даже если просто применить логику и веру в чудо, что все эти люди тут же прекратят стрельбу, пули-то уже выпущены, глупые железяки не знают слов, но знакомы с банальной инерцией. И это если забыть о шуме, который сопровождает перестрелку, а следовательно, не дает ее участникам расслышать крики какого-то странного персонажа, выбежавшего на линию огня. А еще все военкоры во всем мире знают: бронежилет с надписью "Пресса" — лишний повод выстрелить, и часто — для любой из противоборствующих сторон.

Несколько лет назад мою подругу волею судеб и единоличным решением нашего на тот момент авторитарного начальства одним днем отправили на освещение конфликта в Осетии. Она впервые оказалась в горячей точке и сразу — на линии огня с четкой установкой: "Нужен материал-бомба! Или к чертовой матери не возвращайся". И даже ей с ее нулевым опытом и тысячепроцентным рабочим фанатизмом, подкрепленным съемной квартирой и кредитом на авто, не пришло в голову скакать с поднятыми руками по линии огня.

Поверьте: камикадзе и журналист — это две разные профессии и жизненные установки. В общем, тут явно действовал мало того, что непрофессиональный корреспондент, так просто даже не человек с действующим инстинктом самосохранения.

Короче, тяжелое ранение Мэри Колвин ничуть не удивительно и крайне логично. 

Ну или дальше. В одном кадре героиня учит молодую коллегу делать материалы с фронта, рассказывая, что надо в каждом случае искать историю человека и рассказывать именно ее. (В общем, стандартная наука из любого учебника по журналистике для чайников). Но при этом в следующем же кадре Мэри зачитывает уже свою статью, в тексте которой сплошная вода и пафосные клише. Бездушные и банальные фразы. 

Для понимания: Мэри Колвин на протяжении десяти лет была корреспондентом английской Sunday Times. Мэри была неоднократно награждена за свои репортажи из Косово и Чечни, дважды становилась лауреатом премии "Лучший британский зарубежный корреспондент" и кавалером награды "Мужество в журналистике". Явно уж в своих материалах, если их удостоили таких наград, автор не ограничивалась дежурными фразами про ужасы войны. Для этого можно было и жизнью не рисковать, а просто выбрать наугад любое военное видео на YouTube. И — вуаля! — наштамповать десяток статей по клише, что война — это зло и во время войны умирают люди. 

Ну или еще пример: в одном кадре героиня Розамунд Пайк обвиняет своего редактора в том, что именно он заставляет ее ехать на войну и смотреть ежедневно в лицо смерти ради своих рейтингов, а в другом уже объясняет коллеге, что без войны своей жизни не представляет. 

В общем, мое мнение: не получилось у режиссера показать ни истинную драму героини, ни раскрыть причины, побудившие ее ежедневно рисковать собой. 

Почему женщина решилась на эту поистине суицидальную профессию? Что сделало ее настолько значимой фигурой в журналистике, что даже голливудские боссы заинтересовались ее биографией?! К сожалению, все мимо. Вместо этого беженки, прижимающие детей к груди и с грустным видом рассказывающие о том, что война — это плохо. 

Ну вот правда, у меня есть два моих коллеги-оператора. С каждым из них бок о бок я проработала по несколько лет. Оба они прошли школу войны: один в Чечне, второй в Осетии. И каждый четко мог объяснить, для чего он это делал. Один хотел денег (да, как это меркантильно ни звучит, но за работу на поле боя платят в разы щедрее); второй, сам родом из Осетии, хотел помогать своим. Их мотивацию я понимала. А вот в причинах суицидальных выборов Мэри Колвин, стараниями режиссера Мэтта Хейнемана, так и не разобралась. В общем, по фильму создалось впечатление, что журналистка планомерно искала смерти и, логично, все-таки ее нашла. 

Про политику в кадре промолчу. Наверное, хотели объективности. Но объективность получилась уж очень однобокой. Даже мне, настолько же далекой от политики, как Ольга Бузова от пения, и то понятно, что с той же фигурой Муаммара Каддафи не все так однозначно, как это показано в фильме. И среди всего этого хаоса и взрывов где-то бегает бесстрашный журналист, от которого снаряды отрикошечивают и пули не берут. 

В общем, если фильм хоть немного сыграл, то лишь благодаря Розамунд Пайк, большую часть действа действительно выкладывавшейся в кадре. А так складывалось ощущение, что кино слепили из того, что было, отчаянно стремясь успеть к сезону наград. Успели. Свою номинацию на "Золотой глобус" Розамунд Пайк получила. А сам фильм — за саундтрек. Считаю, что более чем честно. В смысле, что получили все, что могли. 

Как вывод: тяжелая и сложная тема показана уж очень поверхностно и больше похожа на агитку, чем на качественную художественную биографию. Если одной фразой, то отлично подойдет цитата из "Служебного романа": "Стихи хорошие, но прочли вы их скверно". 

Наверно, порекомендовать этот фильм могу лишь истинным поклонникам Розамунд Пайк — она тут реально хороша. В остальном же — пафосно, грустно и бестолково.

Загрузка...