Кувалдой по нацизму
Профессор-юрист публично разбил мемориальную доску "национальному герою" Литвы Йонасу Норейке.

Григорий Тельнов
11:38, 11 апреля 2019
879

Профессор права Станисловас Томас в одночасье стал самым известным человеком в Литве – лично вдребезги разнёс кувалдой памятную доску на здании библиотеки Академии наук республики. Она была установлена в честь Йонаса Норейки, вождя "лесных братьев" и лидера антисоветского подполья.

Свои действия юрист транслировал в прямом эфире в интернете, ролик быстро стал популярным в социальных сетях. Видно, как профессор влез на стремянку и, напрягая силы, размахивал тяжелым молотом. Он использовал кувалду как последний аргумент в долгом споре, который антифашисты давно ведут с властями Литвы.

Йонасу Норейке в постсоветской Прибалтике политики старательно создавали ореол национального героя, пламенного борца за свободу и независимость. Ну а неприглядные факты из его биографии власти просто старались не замечать, дабы не смущать молодежь правдой о навязанном ей кумире.

"Генерал Ветра" (так называли Норейку "лесные братья") стал для молодых литовцев символом борьбы с советской властью: про него снимали фильмы, устраивали военные игры, реконструкции сражений с войсками НКВД.

Однако в биографии Йонаса Норейки (он прожил 37 лет, в 1947 году был расстрелян по приговору трибунала) есть такие чёрные пятна, которые не смогли обелить даже ангажированные правительством историки. Оказалось, что Норейка причастен к массовым расстрелам мирных жителей, он был одним из создателей первых еврейских гетто в Литве. Вот что вспоминал один из его бывших соратников Альгирдас Пакальнишкас:

"В ночь с 12 на 13 июля, через три недели после начала войны, были убиты все евреи города Плунге, дети, женщины и старики. Перед этим они были закрыты в синагоге, откуда их выводили в лес и расстреливали. Комендантом был Норейка, капитан. Он и другие литовские офицеры мобилизовали молодых мужчин волости, вооружили их. Из немецкой армии здесь находились только два солдатика, один из них явился в комендатуру и, дрожа от волнения, спросил у коменданта, что они собираются делать с запертыми в молельном храме. "Я отдал приказ расстрелять всех до одного", — ответил ему Норейка".


фото:  Baltnews.lt

В августе 1941 года капитан Норейка стал главой Шауляйского уезда, лично руководил созданием гетто, отдал приказ о переселении туда семей евреев. Он был одним из самых ярых литовских идеологов нацизма — не случайно по степени антисемитизма книгу Норейки "Подними голову, литовец!" сравнивают с гитлеровской "Майн кампф". А когда политики из местных националистов, требовавшие независимости Литвы, показались немцам опасными, Норейку отправили в концлагерь. После разгрома гитлеровской Германии бывшим союзникам СССР понадобились специалисты-антисоветчики, попавшийся им под руку Норейка оказался как нельзя кстати — его сделали верховным главнокомандующим "лесных братьев".

Вандализм или акт справедливости?

Если бы вдруг Йонасу Норейке удалось избежать расстрела в 1947-м и сбежать на Запад, то и там бы ему пришлось прятаться от возмездия. Израиль до сих пор продолжает поиски и требует суда над всеми военными преступниками, запятнавшими себя еврейской кровью. А в Литве во время Холокоста её было пролито куда больше, чем в других республиках Прибалтики: жертв свыше двухсот тысяч.

Когда на здании библиотеки Академии наук Литвы появилась мемориальная доска в честь Норейки, то возмутились не только члены местной еврейской общины, но и многие известные литовцы, в том числе бывший министр иностранных дел Линас Линкавичюс.


фото: wikipedia

Мемориальный знак просили убрать, а когда уговоры не помогли, антифашисты решили действовать через суд. В ноябре прошлого года иск с требованием демонтировать доску подал гражданин США Грант Гочин — его родственники погибли в Литве в годы войны. Судебный процесс тянулся долго, в конце концов Гочин его проиграл.

И тогда профессор Томас решил добиться справедливости самым неожиданным для правоведа способом: он взял кувалду и несколько раз ударил по мемориальной доске. А когда осколки гранита и бронзовый барельеф Норейки упали на мостовую, дождался представителей полиции и заявил, что вандализм был вынужденным, что таким образом он хочет обратить внимание на опасность героизации нацистов.

Его слова раскололи общественное мнение литовцев, словно железная кувалда ту каменную доску. В социальных сетях профессора Томаса уже окрестили "агентом Кремля", "московским вандалом" — хотя он к России не имеет отношения никаким боком, баллотируется в депутаты Европарламента. Другой ярлык, который пользователи соцсетей повесили на решительного литовского профессора, вполне ожидаем: "ярый сионист", — но господин Томас носит его гордо, словно звезду Давида. Несмотря ни на что профессор по-прежнему считает себя прежде всего литовским патриотом. Но страсти в соцсетях кипят так, что, похоже, господину Томасу нужно опасаться не только бранных слов, но и крепких кулаков и не ходить одному по темным переулкам.

"Не ты вешал доску, нет у тебя права её снимать!" 

"Генерал Ветра — герой Литвы, который пожертвовал жизнью ради своей страны!"

"Доска была сделана в Литве, а не в Израиле!"

"Сотрудничество с нацистами не является преступлением!"

Впрочем, призывов не осуждать поступок профессора граждане Литвы тоже высказали немало. Их общее мнение можно обобщить такой фразой:

"Всех исторических персонажей нужно оценивать объективно — и Гитлера, и Сталина, и Норейку!"

Внучка нашла правду

Чтобы избежать субъективных оценок, попробуем взглянуть на личность Йонаса Норейки не из Литвы или из России, а с другой стороны, из-за океана. Такой шанс есть — американская журналистка Сильвия Фоти, родная внучка Норейки, собирает материал для книги о своем дедушке. Взялась за этот труд она по просьбе матери, хотела написать историю о борце за свободу Литвы, герое, казненном в сталинских застенках.


фото: timesofisrael.com

Сильвия приехала в Литву и стала собирать материалы о своем знаменитом родственнике в архивах, встречаться со старожилами.

"Я выяснила, что мой дед лично причастен к убийствам евреев, он лично санкционировал казни, а сам вместе с семьей занял дом, из которого выселили еврейскую семью. Мои руки тряслись от гнева, мой дед оказался нацистом и военным преступником!"

Вернувшись в США, Сильвия познакомилась с выходцем из Литвы Грантом Гочиным, в убийстве родных которого участвовал её дед. Она поддержала его в стремлении добиться снятия мемориальной доски в Вильнюсе.

"Учитывая сопротивление правительства, убедить власти Литвы признать роль моего деда и других литовских коллаборационистов в Холокосте будет нелегко. Но души 200 тысяч евреев, похороненных в литовской земле, требуют сведения счетов", — написала в своей статье Сильвия Фоти.


фото: timesofisrael.com

Сейчас мэрия Вильнюса пытается решить, стоит ли восстанавливать разбитую мемориальную доску. Местные журналисты пишут, что документы о разрешении на её установку чиновники пока не могут отыскать. А следовательно, официально на здании библиотеки Академии наук злополучной доски и не было. Так что профессора Томаса вроде бы и наказывать не за что — такой вот юридический казус получается.

Лично я против вандализма, но готов признать, что кувалда в руках юриста в этом случае оказалась куда эффективнее и мудрее судейского молоточка.

Вирус нацизма крайне опасен и очень живуч — зачастую он маскируется под национализм, прикрывается псевдопатриотическими лозунгами и государственными флагами. С болью вижу, как на Украине, родине моей мамы, называют улицы в честь Бандеры, Шухевича и прочих пособников гитлеровцев. Свидетелей, которые помнят их преступления, всё меньше и меньше.

Но забывать о злодеяниях нацистов нельзя, иначе они могут повториться. Не в гранитную доску бил профессор Томас — он стучался в наши сердца. И они отзываются, давайте повторим все вместе:

"Нет — войне! Нет — фашизму! Миру — мир!"

Теги:
Загрузка...