Подлинная история робота Федора
(от крестовых походов до наших дней)

Вадим Степанцов
12:57, 30 августа 2019
1706

Хреново жить в промозглом замке
И руки над жаровней греть,
И если нет походов дальних —
Охота в зиму помереть.

Тогда завидуешь пейзанам,
В избушках тесному житью,
И проклинаешь титул, замок,
Судьбу дворянскую свою.

Простолюдин зимой водички
Привстанет с похмела попить,
Почешется и по привычке
Идёт своих пейзанок крыть.

Сначала он жену покроет,
Потом сноху и дочерей,
Угрюмой зимнею порою
Там нет занятия мудрей.

И был бы я нормальный рыцарь —
В село спустился б на коне,
А там любую бы девицу
Отдали на потеху мне,

И бегали б вокруг по сёлам
Мои детишки-байстрюки.
Увы, занятиям весёлым
Мне предаваться не с руки.

Я полуробот-гуманоид,
Здесь потерявшийся навек,
Мне передал свой замок воин,
Узнав, что я не человек,

Когда его в Йерусалиме
Я от проказы излечил,
Хоть вскоре он в смертельной битве,
Рыгнув кровищей, опочил.

Он про житьё-бытьё лендлорда
Успел мне вкратце рассказать,
И вот он я — наследник гордый
И типа родовая знать.

Теперь окрестные бароны
Мне дочек сватают своих,
Но я прослыл парнишей вздорным,
Поскольку избегаю их.

На грех, мой фаллоимитатор
Уж тыщу лет как не в строю,
Крестьянки шепчут: узурпатор,
Едва завидя тень мою.

А вот способность в зиму мёрзнуть,
Увы, не делась никуда,
И вою я на купол звёздный
Ночами в башне в холода.

Мне от создателей досталось
Во сне читать свою судьбу:
Себя, развинченного малость,
Я вижу вроде как в гробу,

Смешливые бойцы в камзолах
Меня везут к царю Петру,
Средь чучел и уродов голых
И гад диковинных в спирту.

Не разгадав моих секретов,
Меня забудет Виллем Брюс,
По истеченьи сотен лет я
В кремлёвских кладовых найдусь.

Я слышу, как проникновенно
Премьер министру говорит:
"Пусть в космос, Митя, непременно
Сия херовина летит.

Мы обойдём Илона Маска,
Затмим посадку на Луне.
Давай, братуха, разбирайся.
Дай, тёзка, гордости стране!"

И вот механикус кремлёвский
Меня на части разобрал,
И с механической морковкой
Чего-то там наколдовал,

И подмигнул: "Ну что, лохматый,
Проверишь на орбите буй?
А чтоб не мёрз, вот пластик-латы,
Давай-ка в космос, Федя, дуй!"

И полетел я на орбиту,
На этот самый МКС,
И, пнув ногой метеориты,
Морковкой в хитрый пазик влез.

И тут такое накатило
Сиянье мира на меня,
Что подзастряло мотовило
На полтора почти что дня.

К тому же сенсоры морковки
Подвисли в абсолютный нуль.
Но космонавты на спиртовке
Мне отогрели их, нормуль.

Но это было чуть позднее,
Когда я люки отворил,
И, матерясь и леденея,
Замёрзший пазик покорил.

И в этот миг завыло в голос
Всё зло, все бесы на Земле,
А я с пивком "Ячменный колос"
Уж водку пил на корабле.

Враги решили: робот Фёдор
Слинял с Земли в свой дальний мир.
Нет, твари! Фёдор свеж и бодр,
И всех затрахает до дыр.

Загрузка...

Бал сатаны на Патриарших

Бал сатаны на Патриарших

Чиновница в шоколаде

Чиновница в шоколаде

Болтон недалеко ушел

Болтон недалеко ушел

Извращенная евроинтеграция Украины

Извращенная евроинтеграция Украины