Сакура с начинкой атома

Юрий Городненко
08:30, 29 сентября 2019
9615

Жители Страны восходящего солнца обладают многими позитивными чертами, среди которых особое место занимает достоинство. В этом контексте странно наблюдать, как они позволяют использовать себя в самых неприглядных акциях, да еще в качестве провокаторов. Мало того, позволяют использовать тем, кто когда-то хотел их уничтожить с помощью атомных бомбардировок.

1953 год. Ряд западных социологов и политологов сформулировали так называемую теорию конвергенции, в соответствии с которой СССР получил предложение «интегрировать» свою экономику с западной. При этом Москве обещалось не только «сохранение преимуществ ее экономической модели», но и получение «выгод» от сотрудничества с Западом. Дело было за малым – «отказаться от балласта» в лице других социалистических стран. Прежде всего, разорвать союз с Китаем. Хитрость заключалась в том, что отказ Советского Союза от союзников лишил бы его статуса сверхдержавы. Экономическое же сотрудничество с Западом превратило бы СССР в придаток западной экономики.

Чтобы добиться этого, и решили использовать Японию. Стране восходящего солнца отвели роль провокатора, которого планировали подсунуть Москве, чтобы он спровоцировал советско-китайские противоречия.

1954 год. К власти в Японии пришло правительство Итиро Хатоямы, которое тут же объявило о намерении установить дипломатические и торговые отношения с Советским Союзом. Как следствие, в 1955 году начались советско-японские переговоры, которые ввиду отсутствия дипломатических отношений между Москвой и Токио проходили в Лондоне. Соответственно, британцы постарались сделать все, чтобы план по использованию Японии в качестве провокатора сработал.

Сначала, чтобы снять противоречия с Токио, тогдашний лидер СССР Никита Хрущев отказался от военной базы в Порт-Артуре. Тем самым Советский Союз дезавуировал соглашение с КНР, согласно которому обе страны обязались совместно защищать свои дальневосточные границы.

Затем, без согласования с китайцами, Хрущев одобрил вступление Японии в ООН, а также отказался от каких-либо репарационных претензий к Токио. И это несмотря на то, что ранее Советский Союз пообещал предъявить подобные претензии японцам не только от своего имени, но и от имени Пекина. На тот момент Запад блокировал участие КНР в ООН. Поэтому Китай мог предъявить претензии японцам за совершенные ими во время Второй Мировой войны преступления только посредством Советского Союза. Отказ Москвы от репараций означал, что и Пекин не мог на них претендовать.

Наконец, Хрущев еще и пошел на территориальные уступки. Он признал право Японии на несколько Курильских островов. Тем самым создал прецедент, позволивший Токио претендовать на ряд островов в Восточно-Китайском море, отошедших по итогам Второй мировой войны китайцам. Некоторые из них, например, архипелаг Дяоюйдао, до сих пор остаются предметом территориальных споров.

Все эти шаги породили недоверие к СССР со стороны Китая и в итоге привели к советско-китайскому расколу. Но на этом провокационная роль Японии не закончилась. Японцы сделали все, чтобы советско-китайский конфликт из политического перерос в военный.

В 1964 году СССР и Китай парафировали договор о делимитации и взаимном признании границ. В этот момент японская пресса опубликовала провокационный материал о «территориальных претензиях Пекина». Якобы во время встречи с делегацией из Японии Мао Цзэдун заявил о правах Поднебесной на российский

Дальний Восток. Говорил это глава китайской компартии или нет, но после японских публикаций Хрущев прекратил какие-либо переговоры с Пекином. Как следствие, отказ от подписания соглашения о границе привел к ряду пограничных конфликтов, наиболее известным из которых стал бой за остров Даманский в 1969 году.

С тех пор прошло несколько десятилетий. Но на Западе Японию по-прежнему продолжают рассматривать исключительно в статусе провокатора.

Директор нью-йоркской компании «Kissinger Associates» Томас Грэм призвал Токио пойти на сближение с Москвой. Цель – «обеспечить стратегическую автономию Россия от Китая в будущем», т. е. фактически спровоцировать российско-китайский конфликт.

Не поменялись и авторы. В 1950-х годах разработкой основ дальневосточной политики Вашингтона и Токио занимался нью-йоркский Совет по международным отношениям, ключевой фигурой в котором был Дэвид Рокфеллер. Одним из «экспертов» Совета был доктор философии Гарвардского университета Генри Киссинджер, который сегодня является владельцем «Kissinger Associates». Главный спонсор его компании – банк Рокфеллеров.

Японские СМИ и политики с воодушевлением откликнулись на инициативу своих американских «партнеров». Проблема только в одном. В 1950-х годах Китай не владел атомным оружием, а сегодня и у России, и у КНР имеется большой ядерный арсенал. Поэтому провоцирование российско-китайского конфликта является не чем иным, как подталкиванием мира к атомной войне. Не поддается объяснению с точки зрения здравого смысла, но факт: провоцированием этой ситуации занимается единственная в мире страна, которая сама пережила ядерные бомбардировки.

Загрузка...

Американское признание украинского раскола

Американское признание украинского раскола

Палачей нельзя образумить. Их надо давить

Палачей нельзя образумить. Их надо давить

Зеленский не сможет и не захочет вернуть Донбасс

Зеленский не сможет и не захочет вернуть Донбасс

Brexit: старая история про жабу и гадюку

Brexit: старая история про жабу и гадюку