Сериал Игра Престолов на РЕН ТВ — Битва за призы

Дети гибнут на уроках: почему из школьных медкабинетов пропали врачи
Медики разрываются между поликлиниками и школами, а учителя не имеют права оказывать медицинскую помощь без квалификации.

23:13, 15 октября 2017
2132

Проблемы, которые предстоит решать будущим лидерам России, конечно, в своем большинстве страшно запущены. Вот пример. Министр образования Ольга Васильева заявляет: за прошлый учебный год в стране 211 детей погибли на уроках физкультуры. Только на уроках физкультуры! Это что — проблема уроков физкультуры? Нет, конечно. Это крохотная верхушка огромного айсберга: после укрупнения школ в них почти нет никакой медицинской помощи детям. На сотни школьников — одна медсестра с баночкой йода. И то не везде. Скорую вызывают в крайнем случае — и дай бог, чтобы она приехала быстро.

Прямо на глазах у матери из школы выносят тело ее ребенка. Сердце 13-летней Тахмины остановилось на уроке физкультуры — во время пробежки. Спасать девочку было некому: врача в школе нет. Приехавшей скорой оставалось лишь зафиксировать смерть подростка. 

"Она не жаловалась никогда, ни болела ни разу", — говорит мать. 

И таких уроков с летальным исходом все больше. Шокирующие цифры озвучивает Министерство образования: только за прошлый учебный год в стенах российских школ умерло 211 детей. Во многих случаях трагедии можно было избежать: требовался только врач или квалифицированная медсестра, которые способны оказать минимум неотложной помощи. 

Все проекты послевоенных лет предполагали в составе школы наличие медкабинета. Сейчас эти кабинеты тоже есть. Там нет одной детали — медработника. Большая перемена произошла в 2013 году: медиков исключили из системы образования, закрепив за Минздравом. 56 тысяч школ по всей стране остались без штатных врачей. По каким дням заботиться о здоровье учащихся, теперь решает поликлиника. Школы тут бессильны.

"Конечно, медсестра — этот специалист, который знает особенности ребенка — должен быть на протяжении всего учебного процесса. Почему он не находится на протяжении всего времени, вопрос не к нам. Наша задача создать все условия для этого работника — медкабинеты идут в безвозмездное пользование. А все, что касается специалиста, графика, его квалификации, времени пребывания, все здравоохранение", — говорит замдиректора департамента образования Жанна Садовникова.

Согласно приказу Минздрава, максимальная нагрузка на одного врача — тысяча детей. 500 на медсестру. С учетом того, что в России 15 миллионов учеников, в идеале в образовательных центрах должны находиться 15 тысяч врачей и 30 тысяч медсестер. На деле нет и половины. Медик приходит в лучшем случае раз в неделю. На жалобы учащихся — пара часов. И без них нагрузки хватает. 

"Температуру снизить можем, давление низкое или высокое, травмы. В две смены работаем до полседьмого", — говорит фельдшер из Йошкар-Олы. 

Как и во всех школах Йошкар-Олы, врач здесь приходящий. Вот только когда именно — не знает даже директор. Сколько ни возмущался, медкабинет почти всегда закрыт. А вызывать сотрудника поликлиники принудительно запрещено.

"Он живет по своему собственному графику: может в первую половину или во вторую. Или вообще нет. Он же на приемах в поликлинике", — сетует директор.

Заложники ситуации не только школьники, но и педагоги. Ведь именно они отвечают за здоровье ребенка, не имея даже права обработать рану зеленкой. Случись что, преподаватель вынужден выбирать: помогать ученику или следовать букве закона.

"Ребенок остается ребенком — это святая обязанность. Пусть медицинскую или какую необходимо помощь — мы обязаны оказать", — считает учитель школы.

Новые правила разделили ответственность за детей. Образовательный центр должен охранять здоровье — например, обеспечить правильное питание. Ну а если ребенок заболел — звоните в неотложку. Позиция Минздрава непреклонна: в школе нужно учить, а не лечить.

"Есть детская поликлиника, там спецотделение по оказанию образовательных учреждений. И к этому отделению прикрепляются школы. Не врач к школе, как раньше. Если малокомплектные школы, например в сельской местности, там медкабинет нерационален, но рядом есть медучреждение — и они оказывают помощь учащимся", — говорит представитель Минздрава.

Логика правильная и понятная. Не предусмотрели лишь одного — тех самых экстренных ситуаций, когда счет идет на минуты. В итоге расплачиваться за двойную ответственность взрослых приходится детям. 

"Они обращаются за помощью. А она недовольная говорит: "как вы мне все надоели". На своем примере: ребенок плохо почувствовал себя. Пошла в медкабинет. Она ей даже температуру не померила, ни мне не позвонила. Отправила обратно в класс. А вечером у нас поднялась страшенная температура и нас увезли в больницу", — рассказывает мать школьницы.

У восьмилетней Аси — диабет. Как минимум один раз в день ребенку нужно измерять уровень сахара и делать укол инсулина. Врач одной из московских школ брать на себя такую ответственность отказался. Жизненно важные процедуры девочке проводила мама. На просьбу Екатерины пускать ее с дочерью в медкабинет директор ответил отказом, предложив альтернативный вариант. 

"Все шли кушать, я сказала, что нужно сделать укол, и меня отправили в туалет", — говорит девочка.

"Нас попросили не травмировать психику детей со своими уколами, кровью, шприцами. А вот туалет — идите", — говорит мать Аси.

После скандала директора уволили, а семья сменила школу. Мама девочки рассказывает: в классе началась настоящая травля. Дошло до того, что семья переехала в Санкт-Петербург. Но до сих пор, вспоминая теперь уже бывших одноклассников, малышка не может сдержать слез.

На личном внимании и доверии сейчас держится практически вся школьная медицина. Закон о персональных данных запрещает знать учителю о диагнозе ребенка — если только сам родитель не поставит педагога в известность. Давать рекомендации по уходу может еще и врач. Но ведь он чаще всего в поликлинике. А в медкабинетах — лишь самое необходимое. 

Наличие стандартного комплекта оборудования: весы, кушетка, перевязочный стол — обязательное требование, утвержденное СанПиН. Но главное — это, конечно, аптечка, состав которой санитарными правилами никак не определен. Типичный набор медикаментов для оказания неотложной помощи ребенку — парацетамол, зеленка, пластырь, хлоргексидин. Но чего в этом перечне действительно не хватает, так это врача. Поэтому в случае недомогания, как легкого, так и серьезного, детям и учителям приходится рассчитывать только на скорую. Экстренные бригады реагируют на каждый сигнал и появляются у школ гораздо чаще, чем раньше. От звонка до звонка.  

И если в Москве неотложка приедет уже через несколько минут, то в сельской местности она вообще одна на весь райцентр. Как, например, в Воронежской области. Но даже в таких условиях деревенский фельдшер Екатерина Павловна, для детей — баба Катя, без выходных и перерыва на обед старается уделить внимание каждому ребенку. 

"Я на детей смотрю как на своих! Как на родных! И, когда я вижу тяжелого ребенка, я представляю, что это мой ребенок, мой внук. Очень болезненно все воспринимаю", — говорит она.

Но это скорее исключение из правил. Отсутствие полноценного контроля уже привело к тому, что за 11 лет учебы коэффициент здоровья школьников падает с 80 до 20 процентов. Эксперты  бьют тревогу и требуют вызвать в школу врача.

"Детей с 1-й группой здоровья немного: 10–20%. Остальные дети — либо с функциональными отклонениями в здоровье, либо хроническими. Со всеми должен уметь работать медицинский персонал — фельдшер или медсестра, если они нормальной квалификации", — говорят в НИИ педиатрии. 

То, что правовой вакуум надо устранить, поняли и в Госдуме, беспокоясь о будущем детей даже не как депутаты, а как родители.

"Когда я, как отец, отдаю ребенка в школу, я еще согласие должен дать, как отец. Я должен бросить работу и ринуться туда. Кто педагог? И он даже не знает, что у моего ребенка астма", — говорит депутат.

Как в идеале должна работать школьная медицина, показали в пяти регионах страны. Учитывая все замечания, Минздрав запустил там пилотный проект. Это — один из образовательных центров Чувашии. На одном этаже кабинеты педиатра, стоматолога и гигиениста. 

"Здорово, что наши дети под контролем. Не нужно посещать кучу больниц и поликлиник. Под постоянным медицинским присмотром", — говорит мать школьника. 

Заработай такая система раньше, а главное по всей стране, многих трагедий в стенах школ удалось бы избежать. Ведь, как покажет предварительное заключение судмедэкспертов, жизнь Тахмины можно было спасти. Причина смерти девочки — отсутствие экстренной медпомощи, оказать которую способен обычный школьный врач.

Теги:
Загрузка...

Лекарство от нацистского бреда

Лекарство от нацистского бреда

Союз Макса Коржа

Союз Макса Коржа

Папе Хэму 120

Папе Хэму 120

Кровавые аферы англосаксов

Кровавые аферы англосаксов