Охранник, задержавший напавшего на сотрудницу "Эха Москвы" мужчину, сам получил ранение

20:34, 23 октября 2017
2275

Ведущая радиостанции "Эхо Москвы" Татьяна Фельгенгауэр, на которую сегодня прямо в редакции было совершено покушение, сейчас находится в искусственной коме. Врачи института Склифосовского оценивают ее состояние как тяжелое. Мотивы нападения крайне запутаны. Нападавший лично радиоведущую не знал. Но в его голове якобы несколько лет звучал ее голос. И, хотя выглядит это объяснение крайне странно, у мужчины был четкий план действий.

В кабинете Татьяны Фельгенгауэр видны следы борьбы - все перевернуто с ног на голову. На полу и мебели багровые пятна - после ранения в шею журналистка потеряла очень много крови. А вот и сам нападавший – уже в руках полицейских.

В момент нападения вместе с Татьяной Фельгенгауэр в комнате сидела Ида Шарапова. Она же и оказывала коллеге первую помощь. На нее агрессивный мужчина с ножом в руке не обратил внимания. Сразу накинулся на Татьяну. Она даже сначала и не поняла, что это нападение. Думала – знакомый в гости зашел.

Все произошло слишком быстро. Преступник не слонялся по коридорам -  действовал быстро и четко. Вошел в "здание-книжку" на Новом Арбате, где "Эхо" находится уже много лет, обезвредил охранника – брызнул в лицо из газового баллончика, и поднялся наверх.

Нападавший вышел из лифта на 14-м этаже и сразу направился к Татьяне Фельгенгауэр. Он хорошо ориентировался в офисе радиостанции, в руках был план этажа. Знал, где кабинет журналистки и где она в этот момент находится. 

В этот момент другие журналисты готовились к выпускам программ - в нескольких студиях шли прямые эфиры. Единственный, кому гость редакции показался подозрительным, это охраннику – Александру Усачеву. Спасая жизнь Татьяне Фельгенгауэр, он и сам получил ранение.  

"Обратил внимание, что он угрожает нашей сотруднице, применил к нему физическую силу и задержал его, и все", – рассказывает тот. 

По словам журналистов "Эха Москвы", после удара ножом Татьяна не могла говорить, но оставалась в сознании вплоть до приезда неотложки. После госпитализации главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов каждый час выходил к журналистам, чтобы сообщить последние новости из больницы.

Почему злоумышленник в качестве жертвы выбрал Татьяну Фельгенгауэр, коллеги недоумевают.  Ведущая не получала угроз и особенно острые темы в последнее время в эфире не поднимала.  

"Я призываю вас не фантазировать, потому что очень часто бывает так, что нам пишут и нам звонят в эфир самые разные люди. Фантазировать о том, что она себя как-то по-особенному чувствовала, я бы не стала. Я не знаю, что произошло", - сказала ведущая радиостанции Ольга Бычкова.

В это время полицейские уже допрашивали подозреваемого – и, по его словам, он давно знаком с Татьяной. На каком-то якобы ментальном уровне. И во время этой связи она его и "оскорбила".

"Она меня преследовала. Сексуально. Каждую ночь, используя телепатический контакт, она залезала и использовала меня сексуально", - заявил злоумышленник.

Больше новостей по сюжету:
Нападение на сотрудницу Эха Москвы

Нападение на сотрудницу Эха Москвы

Он очень четко и внятно говорит очень странные вещи. Заключение о психическом состоянии этого человека даст экспертиза. Но уже понятно, что он очень хотел напасть именно на журналистку Фельгенгауэр. Держал внутри "обиду" на" радиознакомую". Готовился. Даже вел дневник, в котором жаловался на то, что зам главредактора радиостанции ему очень вредит.

Задержанный Борис Гриц - гражданин Израиля. Имеет степень физико-математических наук. Работал в Иерусалимском и Калифорнийском университетах, несколько лет даже занимал должность научного сотрудника российского Гидрометцентра и проработал там несколько лет. Но в последние годы его отовсюду уволили. Может это и есть тот период, когда в его голове стали звучать голоса, в том числе и журналистки "Эха Москвы".  

Бизнесмен Денис Броварный в интервью радиостанции «Говорит Москва» сообщил, что Борис Гриц хотел участвовать в проекте его фирмы в Израиле.

«Он пришёл после обучения, хотел получить практику. К сожалению, он показался нам не вполне адекватным, мы свели к минимуму всякое общение. И, естественно, в нашем проекте он не участвовал. Хотя вроде образование и диссертация даже у него были».

Загрузка...