Сатирик-философ: поклонники простились с Михаилом Задорновым

00:13, 13 ноября 2017
2339

В субботу в Подмосковье трагически ушел из жизни советский и российский тележурналист Борис Ноткин. А днем ранее, в пятницу стало известно о кончине знаменитого писателя-сатирика Михаила Задорнова. Впрочем, Задорнов достиг уже того уровня, когда сатира превращается в философию. Для РЕН ТВ новость об уходе из жизни Михаила Николаевича особенно печальна, потому что много лет его концерты и выступления, его документальные фильмы транслировались именно на нашем канале.

Веселый смеется над другими. Грустный – над собой. Задорнов умел мастерски веселить публику, но за легким амплуа была и печаль. Все шутки острой раскаленной спицей протыкали его самого. Афоризмы – прожигающе самоироничны. Все, что про русских, – это и про него лично.
 
"Миша родился и вырос в Прибалтике. Папа – известный писатель. Миша родился и вырос в интеллигентной семье. Он подспудно вспоминал свое детство. Чувствовал себя гостем там. А здесь, в России, он был так принят, что в каждом доме его считали родным, и он отвечал тем же людям. Хотел сказать им правду", – говорит Владимир Винокур.
 
Все, что про тупых американцев, – и о нем тоже. Точнее, о нашей общей несбыточной мечте – стать такими, как они. Одновременно о горечи, что не стали, – и о радости, что не станем.
 
"Я – его почитательница и зрительница многолетняя. Я очень люблю его программы. Мне они всегда казались умными, веселыми и добрыми. При всех колкостях, которые он говорил об американцах, о русских, они были добрыми. Он никогда не унижал своим юмором ни один народ, ни другой народ. Он шутил так, как шутим мы сами над собой", – говорит актриса Елена Драпеко.

Поэт в России больше, чем поэт, написал Евтушенко. Михаил Задорнов жил в полном соответствии с заветами старшего товарища и друга. Сатира писателя Задорнова больше, чем просто юмор.
 
"Ну, я видел, у него вообще было что-то гипнотическое даже, потому что я знаю, коллеги по жанру пытались понять у него какие-то отдельные фразы, которые даже не всегда несли в себе шутку. Но настолько была мощная подача, что зал буквально умирал от хохота. То есть у него было какое-то гипнотическое, повторяюсь, воздействие на зал, как ни у кого. Потому что то, что происходило в зале на его концертах, это вот записи показывают, не на всех концертах, не у всех была такая реакция, как была у Миши", – говорит Семен Альтов.
 
Человек, который смеялся, – никогда не высмеивал. Именно поэтому полные залы и миллионы преданных поклонников чувствовали главное – переполнявшую его любовь.
 
"Мы слишком похожи друг на друга. И то, как Михаил Николаевич мог поддеть наши дороги и наше вечное, российское, и наши проблемы, которые никуда не ушли, а остаются. И то, как он мог поддеть и американцев, в этом была бесконечная любовь к человеку. Вообще – любовь к человеку. Да, много пороков, но много общего и много хорошего. И пока мы этого не утратили", – говорит Сергей Безруков.
 
Герои его реприз выглядели подчас нелепыми, нескладными, тугодумами. Но от этого пронизывающего все его творчества большого и сильного чувства – до невозможности симпатичными.
 
"Однозначно Михаил Николаевич был патриотом своей страны. Однозначно он с юмором относился к собственному народу, именно с юмором, потому что порой он говорил такие вещи, казалось бы, можно было обидеться, но никто на него не обижался. Воспринимали его тонкие намеки на толстые обстоятельства. И все смеялись над этим. Ну кто-то понимал, что он говорит. А кто-то не очень. Поэтому его орудием хорошего настроения было слово. Он никого не обижал. Он просто говорил настолько тонко, настолько изящно и красиво, мне были все мысли его понятны", – говорит Иосиф Пригожин.
 
Задорнову лучше всего подходит определение – современный писатель, актуальный. Он умудрялся таким оставаться всегда. С первых дней в творческой студии МАИ – московском актерском институте с легким авиационным уклоном, как он сам говорил.  
 
И в девяностые. Когда ему – невероятный случай для неполитической фигуры – вместо президента доверили поздравить весь российский народ с Новым годом.  Михаил Николаевич затянул с эфиром, волновался, и куранты в итоге били на целую минуту дольше.
 
В нулевые его юмор также не притупился. Обычно артистов разговорного жанра подозревают в поверхностности, излишней легкости мировосприятия. Мол, основательность тут – не добродетель. Но Задорнов не побоялся вопреки амплуа заняться такой несмешной сферой, как история Древней Руси. Россия – страна с непредсказуемым прошлым – это ведь его афоризм.
 
На поиски истоков нации он бросился со всей страстностью и работоспособностью. За 7 лет сняв 4 крупных исторических документальных фильма. Они вышли в эфир при участии нашего канала.
 
Его творческой энергии хватало на многое. В Московском экспериментальном театре, например, ставили Задорнова-драматурга.
 
"Это фонтан. Про него однозначно сказать. Он был всяким. Но одно скажу, это был фонтан жизни. Фонтан, который так любил жизнь, так про нее все знал и писал. Вот Миша – Чарли Чаплин на эстраде. Если говорить о том, как он писал, придумывал, думал и так далее. Это Чарли Чаплин. Ну, а Чарли Чаплин – гений. И Миша потрясал нас своим умением сценически думать", – говорит Вячеслав Спесивцев.
 
Умение меняться – не меняясь. Не подстраиваться, а перестраивать. Переоценивать себя, сохраняя внутренний стержень. Михаил Задорнов признавался, что вынес этот навык из родительского дома. В их рижскую квартиру на кухонные посиделки к отцу – известному советскому писателю – приходили многие знаменитости того времени.
 
"Мишка ни разу не сменил свою позицию за все эти годы. Конечно, абсолютно неоднозначная фигура. С потерей Миши мы потеряли одного из тех, кто организовывал разрозненную толпу. Молодежь ходила и меняла свои какие-то нетвердые убеждения, она проникалась его идеей. А идея простая – любите Родину, боритесь с мелочью, которая нам мешает жить", – говорит Левон Оганесов.
 
Можно возмущаться решением Латвии закрыть у себя русские школы. А можно, как Задорнов, сделать так, чтобы твоя жизнь стала историей. Против которой не попрешь. Которую не вычеркнешь. Как не избавишься уже от русского языка, поддерживая который Задорнов организовал на свои деньги в Риге русскую библиотеку.  Посвятил памяти отца.
 
По популярности он в свое время мог спорить с Ельциным. Понимая это, власть его привечала. В 90-х обеспечила элитной жилплощадью в Крылатском –  рядом с первыми лицами государства.
 
Власть сжимала в стальных объятиях, словно опасаясь его едкого слова. Но Задорнов, понимая истинную цену этой дружбы, любым политическим играм предпочитал сцену.
 
"Задорнов был единственным и последним сатириком, потому что в последнее время все перебрались в юмористы. Сатира все-таки – вещь опасная, обоюдоострая", – говорит Алексей Кортнев.
 
Про Задорнова непросто сказать – ушел из жизни. Потому что в жизни – яркой, по-детски непосредственной и такой разной – была сама суть Михаила Задорнова. 

Загрузка...