Мы можем воплощать в жизнь мечты: как изменилась Россия за последние 15 лет
Жители России оценили темп, с которым шло преобразование страны при Владимире Путине.

00:56, 25 декабря 2017
831

Если вам знакомо слово "коптежка", значит, вы пережили страшную зиму 2001 года — самый тяжелый и холодный во всех смыслах период жизни России в 21-м веке. "Коптежкой" во многих замерзавших тогда регионах называли либо керосиновую лампу, либо огарок свечи — единственное для многих средство борьбы с веерными отключениями электроэнергии.

Замерзали целые регионы. Особенно тяжело было в Приморском крае. В поселке Трудовое люди на улице собирали дрова, грели руки над газовыми плитами и утюгами. В квартире рабочего Петра Гарикова соскребали снег прямо со стены.

"Отопления не было, сам сделал титан, поставил, установил, теплая вода была", — вспоминает житель поселка, рабочий Петр Гариков.

А это декабрь 2017-го. В Трудовом уже 10 лет как нет проблем с отоплением и электричеством. Работают две котельные и своя электроподстанция.

После страшной и холодной зимы 2001-го в отставку отправили тогдашнего губернатора Приморья Наздратенко. Всего по стране за "зимний кризис" уволили 27 глав администраций всех уровней. Посыл федерального центра был предельно понятен. К проблемам ЖКХ, касающимся целой страны, все годы президентства Владимира Путина внимание — особое. Убрали горе-чиновников, пришли управляющие компании, многие из которых норовят запустить лапу в наши карманы.

"Речь идет о росте тарифов в системе ЖКХ, а именно об увеличении платежей за содержание, обслуживание жилья, которые, в отличие от коммунальных, не регулируются на федеральном уровне. Мы уже говорили с вами неоднократно об этом. Необходимо навести порядок в этой сфере, давно уже следует его навести, установить предельные параметры изменения жилищных платежей и, как договаривались, отцепить управляющие компании от управления финансовыми потоками", — заявил президент России Владимир Путин.

Эти слова президент произнес на этой неделе на заседании совета по стратегическому развитию страны, и это еще одна примета времени. Видеть перспективы и строить осознанные планы, а не жить одним днем.

А еще одно слово помните — "автошинтрейд"? Если по-простому — "шинная точка". Всего 15 лет назад предел мечтаний большинства российских автовладельцев — подержанная иномарка, "немец", "американец" или "японка". Резины на них тоже не хватало, ростовчанин Вадим Оленев, как и миллионы россиян, в начале 2000-х открыл для себя бэушные покрышки, выброшенные в Европе, но годные в России.

"Пятилетняя иномарка считалась верхом совершенства, верхом блаженства, обладать ею мечтал любой. По техническому состоянию это было весьма спорное желание, потому что эти машины были реально списаны", — говорит владелец автосервиса Вадим Оленев.

Сейчас у Вадима свой автосервис, куда подковать подержанных "меринов" уже не привозят. Государство поддержало отечественный автопром, позволив при этом открыть в стране заводы и ведущим западным компаниям. Сверкающие новинки в салонах вытеснили хлам из автобарахолок на обочину утилизации.

"Сейчас ситуация в корне изменилась, из Европы машины никто не пригоняет, экономически нет смысла, в первую очередь, пойти и купить машину в автосалоне — не проблема", — говорит Оленев.

Еще 15 лет назад пассажирами престижной иномарки чаще всего были "братки", которые "держали рынки". Сейчас почти каждое из этих слов — как привет из прошлого. И многие молодые посетители современных торговых центров из стекла и бетона с бутиками внутри, даже не знают, что такое "Черкизон". А между тем на рубеже веков — это главный оптово-розничный рынок страны. Правда, бывший оперативник РУБОП Михаил Игнатов сюда ходил чаще по рабочей надобности — на задержания.

"Здесь была и этническая проституция самых разных национальностей, здесь был игорный бизнес. Здесь проходили наркотрафики очень серьезные. Здесь были огромные деньги, черный нал, владея огромными деньгами, можно владеть всем остальным, первые площадки по незаконной обналичке были здесь, на Черкизоне", — вспоминает бывший оперативник Михаил Игнатов.

Он помнит, как почти у каждого стадиона в Москве тогда был свой рынок.

"Идея была хорошая — поддерживать спортивное движение, но, к сожалению, никто не следил за потоками финансовыми, и эти деньги расходились по карманам чиновников. Когда Путин стал президентом, а он сам спортсмен, и он стал заботится о российском спорте, и поэтому закрылись рынки на стадионах", — говорит Игнатов.

И действительно, сейчас мы стоим перед огромным пустырем с покосившимся забором. Черкизона и след простыл, его владелец и прежний "хозяин столичной сладкой жизни" Тельман Исмаилов — в международном розыске за двойное убийство.

Совершенно по-другому выглядела "лужниковская реальность" всего 15 лет назад. Здесь был гигантский вещевой рынок, миллионы граждан со всей России покупали в этих палатках одежду и обувь, и при этом многие удивлялись: а зачем в этой бизнес-грязи вообще стадион? Но сейчас от рынка даже воспоминаний не осталось. Лужники — суперсовременная арена, которая уже через полгода примет матч чемпионата мира по футболу, события, о котором раньше в России невозможно было и мечтать.

За небольшим столом на кухне многодетная семья помещается "партиями". Мама, Валерия Логвиненко, признается: замужем две десятка лет, но кризисы, дефолты и прочая "турбулентность" рубежа веков долго мешали завести детей.

"Все было настолько неопределенно, что рожать ребенка могла решиться только отчаянная женщина. Что будет завтра, никто не мог сказать. 2000 год только внес в нашу жизнь стабильность", — вспоминает многодетная мать Валерия Логвиненко.

За последние годы они с мужем обзавелись собственным бизнесом, жильем, четырьмя детьми, и это не предел. Полученный от государства "материнский капитал" — и это тоже важный факт стимулирования рождаемости! — Валерия пока бережет.

"Я знаю много семей многодетных, которым материнский капитал помог и квартиру купить, и даже кто-то построил небольшой домик. Все эти тяжелые времена нас не обозлили, а сделали добрее", — говорит Логвиненко.

Такое настроение характерно для общества, прошедшего за последние годы через многие испытания.

"Мы уже доказали, что можем воплощать в жизнь мечты и самые амбициозные планы, преодолевать сложнейшие испытания вопреки всем обстоятельствам. Вот что нам только с вами не предрекали в начале 2000-х годов — это и развал страны, государственный коллапс, это и вымирание нации, неспособность ответить на вызовы, с которыми мы столкнулись в борьбе с международным терроризмом, невозможность решить многие социальные проблемы, выйти из экономических проблем", — сказал Путин.

В начале двухтысячных были другие проблемы. Стоит привести пример: в Краснодаре, в недостроенной многоэтажке, без крыши над головой, живут обманутые дольщики. Больше — негде.  Такая же картина — по всей стране.

"Государство виновато во всем. Выдают лицензии, не глядя на его прошлое, ни на перспективы в будущем", — говорил в те годы местный житель.

Государство, несмотря на все кризисы и санкции, старается исправить допущенные ошибки. На этой неделе достроенный "бюджетными силами" дом для обманутых дольщиков сдали в Иванове, а о проблеме говорили на самом высоком уровне — в Москве.

"Но у нас проблемы с обманутыми дольщиками продолжаются с тех пор, как мы себя помним, наверное, с начала 1990-х годов. Это не прекращается никогда, несмотря на наличие, как вы сказали, "здоровых" застройщиков. Они сегодня "здоровые", завтра — "заболели". Дай им бог здоровья, чтобы никто не болел. Им помогать нужно, это правда, но постоянно перекладывать эти риски на плечи граждан без всяких изменений системы дальше невозможно", — говорит президент России Владимир Путин.

Изменения не заставят себя ждать. От "долевого строительства" будут постепенно отказываться, попутно расширяя другие варианты доступности жилья. Уже сейчас в большинстве российских банков ставка по ипотеке — менее десяти процентов.

В начале двухтысячных пермский предприниматель Константин Шафран решил открыть свой бизнес — детские площадки на заказ, красивые и безопасные, но при этом даже не подозревал, насколько это опасно для него самого.

"Но было все не так просто, приходилось где-то искать знакомых, что-то где-то по блату доставать, да и сам бизнес начинался нелегко. У нас и так была небольшая прибыль, но приходилось отстегивать бандитам. В те времена", — сказал предприниматель Константин Шафран.

Для будущего государства всегда важна борьба с коррупцией, невзирая на должности взяточников — поэтому за решеткой одновременно и бывший полковник МВД Захарченко с 9 миллиардами рублей, украденных у банкиров, а также — нечистые на руку экс-губернаторы Хорошавин, Гайзер, Белых. Совсем недавно 8 лет колонии строгого режима получил Алексей Улюкаев, ранее руководивший Минэконоразвития. Неприкасаемых нет.

Сейчас Константин Шафран никому не отстегивает. Свое предприятие, масса заказов, клиентов в тех же госструктурах теперь куда легче найти с помощью заработавшей системы тендеров.

"Государство сейчас дает спокойно работать, если ты честно работаешь, платишь налоги, то никаких проблем не возникает. Самое главное — чтобы было качество, качество продукции и безопасность — очень важно для наших детей", — заявил предприниматель Константин Шафран.

В России сейчас многие с уверенностью смотрят в завтрашний день, но при этом забывают про день вчерашний. Всего 15 лет назад одним из самых популярных мест среди москвичей и гостей столицы был подпольный рынок слегка просроченных продуктов у Киевского вокзала. Чуть попахивает, зато дешево. А ученые из Кемерова, как вспоминает Владмир Поддубиков, вынуждены были буквально сдавать стеклотару, чтобы как-то прокормить семьи. Теперь госпрограммы поддержки высшей школы, науки и промышленности в едином комплексе вдохнули в отрасль новую жизнь.

"Получение мегагрантов, их суммы исчисляются десятками миллионов рублей ежегодно для победителей. Эти гранты предназначены для создания высокопродуктивных научных групп на базе университетов. Среди прочих своих задач они ориентированы на возвращение из-за рубежа нашей научной диаспоры, продуктивных ученых, которые уехали от нас в 90-е годы", — говорит начальник научно-инновационного управления Кемеровского государственного университета, кандидат исторических наук Владимир Поддубиков.

Восполнить приток "свежей научной крови" удалось во многом за счет открытия современных образовательных центров, вроде сочинского "Сириуса". Пятнадцатилетний Миша Давыдов из Омска — пока еще не лучший физик в мире, но к этому активно стремится. Он не знает значения слов "Черкизон", "пятилетняя бэха", "разборка" и "кризис неплатежей", зато уже сейчас решает уравнения и доказывает теоремы, которые не под силу многим взрослым.

"Я выбрал путь, потому что мне нравится, я чувствую себя хорошо в этой стезе, в этой колее. И в будущем я свяжу свою жизнь, наверно, с областью айти-технологий. Это одна из самых перспективных профессий. И они, айти-технологии, — они напрямую связаны с математикой", — говорит воспитанник образовательного центра "Сириус" Михаил Давыдов.

Мише уже никогда не придется делать уроки при самодельной "коптежке", как его сверстникам 15 лет назад. Он — один из тех, кто будет жить в современной России, с мощной наукой, сильной армией и грамотной цифровой экономикой. В это хочется верить, но воплощение этих амбициозных планов в жизнь зависит от людей взрослых, от их "исторической памяти", понимания ситуации и правильного выбора. То, что уже удалось сделать, — основательный и прочный фундамент. На котором, продолжив начатое, можно выстроить будущее всей страны.

Загрузка...