Живой щит: террористы в Восточной Гуте обстреливают Дамаск, отказываясь отпускать мирных жителей
Если бы Запад действительно переживал за судьбу мирных жителей Восточной Гуты, он убедил бы боевиков выпустить мирных жителей через гуманитарный коридор, организованный при участии российских военных.

23:45, 04 марта 2018
592

Россия пытается обеспечить выход из Северной Гуты мирного населения. Что касается боевиков там, они не попадают под действие соглашений по деэскалации конфликта. Законная добыча для армии Сирии, поэтому там боевые действия будут долгими и ожесточенными.

Восточная Гута — абсолютно плоская равнина в окружении горных хребтов. Колыбель революции, или, скорее, оазис — так с арабского переводится слово "гута". Первые антиправительственные митинги. Первые вооруженные столкновения. Первые публичные казни. Здесь все начиналось и, возможно, закончится.

Со стороны это кажется странным: боевиков отогнали за сотни километров, освободили Хомс, Алеппо, Дейр-Эз-Зор. А здесь прямо под боком, в 15 минутах езды, на расстоянии минометного выстрела от центра столицы — анлав боевиков. Рано или поздно эту проблему придется решать.

До войны население Восточной Гуты составляло примерно 400 тысяч человек. Сейчас под контролем боевиков территория, площадью примерно сто квадратных километров.

"Восточная Гута — это, представьте, ближайшее Подмосковье. Представьте, что оттуда можно организовать новое наступление на Москву. Вот то же самое происходит с Восточной Гутой. Это пригород Дамаска. Огромное количество боевиков, которое сосредоточено там, они, конечно, же контролируются, но контролируются военными инструкторами – британскими американцами. Из всей коалиции. Поэтому сейчас мы можем говорить, что, по нашим данным, в Восточной Гуте находится до 2 тысяч военных инструкторов", — говорит политолог-американист, профессор Академии военных наук Сергей Судаков.

Восточную Гуту контролируют четыре группировки — "Хайят-Тахрир-Аш-Шам" (бывшая Ан-Нусра), "Файлак-Ар-Рахман", "Ахрар-Аш-Шам", и "Джейш-Аль-Ислам". Постоянный ребрендинг нужен, чтобы сбросить балласт откровенно террористического прошлого. Под контролем боевиков довольно плотно застроенная долина. Несколько небольших городов-спутников за объездной дорогой.

Сакба, Ирбин, Дума. Хараста перекрывает федеральную трассу, ведущую в Хомс, и самый западный плацдарм террористов — Джобар. Именно отсюда боевики ведут минометный обстрел центра Дамаска. Бьют в том числе по российскому посольству и по Центру примирения враждующих сторон, где мы бываем регулярно. Эти кадры наша группа сняла несколько дней назад: вернулись со съемок, а за 4 минуты до этого рядом с расположением ЦПВС упали несколько мин. Одна подожгла электроподстанцию.

В распоряжении боевиков есть и более мощное оружие. Вот последствия его применения. Разрушен целый жилой квартал. Двое погибших. 36 раненых... Сожжены десятки автомобилей. В нескольких домах выбиты стекла...

Взрыв был один, но чудовищной мощности. Это не мина — ракета кассетного типа.

Террористы выложили в сеть фотографию этой ракеты перед стартом. По размерам напоминает "Точку-У", но видно, что сборка кустарная, как и пусковая установка на базе грузовика. Сколько таких у террористов? Где и когда они упадут в следующий раз, неизвестно. Поэтому зачистка пригорода — вопрос выживания жителей столицы.

Штурмовать Восточную Гуту крайне тяжело. Копать подземные лабиринты и оборудовать схроны с оружием здесь начали еще до арабской весны. За шесть лет войны боевики сделали эту территорию очень удобной для обороны и невероятно сложной для штурма. Здания, в которых оборудованы огневые точки террористов, недостаточно сровнять с землей. Во время артподготовки или бомбардировки они просто спускаются ниже, в подземные тоннели, сетью которых опутаны все города, а затем вновь поднимаются на поверхность и ведут шквальный огонь по наступающей пехоте.

Еще один важный фактор — информационная война, и здесь у террористов сильные союзники — западные СМИ. Это армии США и их союзникам можно делать все что угодно — не заметят или найдут оправдание. Каждый выстрел армии Асада объявят военным преступлением. Простой пример: на Google-картах города, которые штурмовала и превратила в руины коалиция, до сих пор изображены нетронутыми. В реальности этих зданий давно нет. Вот, например, мечеть Ан-Нури в Ракке. На схеме видны тени, которые отбрасывают высокие минареты. На самом деле их не существует. По данным сирийской разведки, в Восточную Гуту уже прибыл информационный спецназ, знаменитые Белые Каски — авторы постановочных видеороликов.

Происходящее напоминает события 2016 года, когда сирийская армия при поддержке российских ВКС штурмовала Восточную Часть Алеппо. Западная пресса тогда полностью игнорировала массовую гибель мирных граждан от снарядов террористов. Впрочем, и к жителям восточной части Алеппо интерес пропал сразу, как только город покинул последний боевик, а ведь до этого на подконтрольную группировкам территорию постоянно прорывались гуманитарные конвои ООН.

"ООН проявляет пристальное внимание к поставкам своих гумконвоев только в те районы, где действует сирийская и российская армия. Но, например, не идет о поставках речи, скажем, в район Ракки, где курды которые поддерживаются американцами. Почему-то ООН не проявляет внимания к тем страданиям, в этих местах в Ракку не допустили никого", — говорит профессор кафедры международных экономических отношений Института стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова.

Если бы Запад действительно переживал за судьбу мирных жителей Восточной Гуты, он убедил бы боевиков выпустить мирных жителей через гуманитарный коридор, организованный при участии российских военных, — он работал всю неделю. Но гражданские нужны террористам в качестве живого щита и за все это время линию разграничения смогли пересечь только мальчик и девочка. Брат и сестра.

Первое, что попросили дети, после того как оказались в безопасности, — поесть. Солдаты сирийской армии накормили беглецов печеньем и напоили соком. 

Загрузка...