Владимир Путин дал интервью NBC: главное

11:38, 10 марта 2018
9559

Самые волнующие мировые темы, мнимое вмешательство России в выборы президента в США, внутриполитическая обстановка в России — все эти темы были подняты в интервью, которое российский лидер Владимир Путин дал американскому телеканалу NBC. Интерес канал подогревал около двух недель, выпуская фрагменты беседы главы РФ с журналисткой Мегин Келли. И вот 10 марта NBC показал интервью целиком — в вечерний прайм-тайм. 

Мегин Келли уже не первый раз берет интервью у Владимира Путина. В прошлый раз встреча российского лидера с журналисткой состоялась в рамках Петербургского международного экономического форума в 2017 году. Однако тогда американскую ведущую обвинили в том, что она якобы была "слишком мягка" с политиком. На этот раз Келли "пошла в наступление" с первых же вопросов. 

В самом начале журналистка попросила у Путина прокомментировать его послание Федеральному собранию, которое взволновало весь мир, и в связи с этим затронула тему российско-американских отношений. 

Фото: kremlin.ru

М. Келли: Вы сказали сегодня о том, что Россия разработала несколько новых систем вооружения, в частности — что создана новая межконтинентальная баллистическая ракета, которая обладает ядерным двигателем и, соответственно, делает системы ее обнаружения и защиты от нее бесполезными. Некоторые аналитики на Западе уже после вашего выступления успели высказаться, что тем самым объявлена новая холодная война. С вашей точки зрения, объявлена ли новая холодная война? Действительно ли вы объявили новую холодную войну?

В. Путин: С моей точки зрения, те люди, о которых вы сказали, не аналитики — они пропагандисты. Почему? Потому что всё, о чем я сегодня говорил, — это не инициативная работа с нашей стороны. Это ответ на программу противоракетной обороны и ответ на односторонний выход США в 2002 году из Договора об ограничении противоракетной обороны.

Если говорить о гонке вооружений, то она началась именно в этот момент — в момент выхода Соединенных Штатов из этого договора. И мы хотели это предотвратить. Мы предлагали нашим американским партнерам совместную работу по этим программам.

Во-первых, мы просили их не выходить в одностороннем порядке, не разрушать этот договор. Но США это сделали. Не мы это сделали — Соединенные Штаты это сделали.

Но даже после этого мы предложили им совместную работу. Я своему коллеге тогда сказал: "Представь себе, что будет, если Россия и США объединят свои усилия в таком важнейшем деле, как стратегическая безопасность. Мир изменится на долгую историческую перспективу, и уровень мировой безопасности поднимется на небывалую высоту". Нам сказали: "Это очень интересно". Но в конце концов отказались от всех наших предложений.

Тогда я сказал: "Вы понимаете, мы будем вынуждены развивать ударные системы вооружений с тем, чтобы сохранить баланс, чтобы преодолевать ваши системы ПРО". И услышали в ответ, нам сказали: "Мы делаем систему ПРО не против вас, а вы делайте что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против США".

После этого Келли поинтересовалась, воспринимает ли российский лидер Соединенные Штаты как угрозу. 

В. Путин: Мы всегда говорили, что развитие системы противоракетной обороны создает для нас угрозу, мы всегда об этом говорили. Американские партнеры публично это не признавали, говорили, что это против Ирана в основном. Но фактически в конце концов в разговорах, переговорах они признали, что, конечно, эта система будет обнулять наш потенциал ядерного сдерживания.

И представьте себе ситуацию. В 1972 году, в чем был смысл договора, который был тогда подписан, — в том, что США и СССР имели только два района, которые защищали от ракетного нападения: один — в США, один — в Советском Союзе. Это создавало угрозу для потенциального агрессора получить ответный удар. В 2002 году США сказали: "Нет, нам это больше не нужно, мы будем создавать все, что мы хотим, глобально, во всем мире".

В ответ журналистка отметила, что после событий 11 сентября 2001 года США действительно переосмыслили свою политику и поведение в плане безопасности. 

Впрочем, как считает Путин, такое "переосмысление" произошло не в рамках борьбы с террористической угрозой. 

"Это полная чушь. Потому что система противоракетной обороны нацелена на борьбу с баллистическими ракетами, которыми никакие террористы не обладают. Это объяснение для домашних хозяек, которые слушают и смотрят вашу передачу. Но, если домашние хозяйки услышат то, что я говорю, если вы им это покажете и они это услышат, они в состоянии будут понять, что удары 11 сентября и противоракетная оборонная система ничего общего между собой не имеют. А чтобы защититься от ударов террористов, великим державам надо не создавать угрозу друг для друга, а объединять усилия в борьбе с террором", — считает российский президент. 

После этого речь зашла о "гонке вооружений". Келли поинтересовалась у Путина, считает ли он, что именно в таком режиме и находятся Россия и США. 

"Я хочу сказать, что Соединенные Штаты, когда вышли в 2002 году из Договора по ПРО, вынудили нас начать работу над новыми системами вооружений. Мы об этом сказали нашим партнерам, они сказали: "Хорошо, делайте что хотите". Вот мы сделали — "Пожалуйте бриться", — отметил политик. 

Чтобы сохранить стратегический баланс, по мнению Путина, Россия будет развивать ударные системы, которые смогут преодолеть систему ПВО США. 

"Это было сказано прямо, абсолютно откровенно, без всякой агрессии, просто я сказал то, что мы будем делать. Ничего личного", — подметил президент. 

М. Келли: Давайте о сегодняшнем дне поговорим и о будущем, поскольку вы сегодня сказали, что вы используете это оружие, если будет совершено нападение на Россию или ее союзников. Вопрос: вы имели в виду любое нападение или только ядерный удар по России или ее союзникам?

В. Путин: Я услышал вопрос.

Я еще хочу сказать, что в 2004 году — я сегодня об этом вспомнил — я на пресс-конференции сказал, что мы будем развивать, назвал конкретную ракетную систему, "Авангард" мы ее называем.

Сейчас мы ее назвали "Авангард", но тогда я просто говорил, как она будет работать. Прямо сказал, даже сказал, как она работать будет. Но мы надеялись, что хотя бы это услышат, попробуют с нами как-то обсудить это, поговорить о совместной работе. Нет, ничего, как будто ничего не слышали. Сокращение стратегических наступательных вооружений и система ПРО — это разные вещи.

М. Келли: То есть вы не видели необходимости раскрывать информацию.

В. Путин: Мы будем сокращать число носителей, число боеголовок, согласно СНВ-3. То есть количество будет сокращаться с обеих сторон, но при этом одна сторона, США, будет развивать антиракетные системы.

То есть в конце концов, наступит ситуация, когда все наши ядерные ракеты, весь ракетный потенциал России будет сведен к нулю. Поэтому мы всегда это связывали вместе. Так это было и в советско-американские времена, это естественные вещи, это всем понятно.

М. Келли: Получается, правильно ли я вас понимаю, что те 4000 единиц ядерного вооружения, которыми Россия располагает на данный момент, не могут преодолеть противоракетные системы США на данный момент?

В. Путин: Могут. Сегодня могут. Но вы развиваете свои антиракетные системы. Дальность антиракет возрастает, точность увеличивается, это оружие совершенствуется. Поэтому нам нужно адекватно отвечать на это, чтобы мы могли преодолевать систему не только сегодня, но и завтра, когда у вас появится новое оружие.

М. Келли: Я понимаю, и именно поэтому наличие у России межконтинентальной баллистической ракеты с ядерным двигателем действительно в корне меняло бы ситуацию и было бы мощным фактором.

Вы сказали о том, что некоторые испытания прошли отлично, дали очень хорошие результаты, другие — не совсем, над ними еще надо работать. Если позволите, я поставлю вопрос таким образом: есть ли на данный момент у России рабочий и работающий вариант МБР с ядерным двигателем?

В. Путин: Послушайте, я не говорил, что испытания какой-то из этих систем прошли неудачно. Они все прошли удачно. Просто каждая из этих систем оружия находится на разных стадиях готовности. Одна из них уже находится на боевом дежурстве, в войсках находится. Вторая — тоже. По некоторым системам идет работа по плану. У нас нет сомнения, что они будут на вооружении, так же как не было сомнения в 2004 году, что мы сделаем ракету с так называемым крылатым планирующим блоком.

Вы все время говорите про межконтинентальные баллистические ракеты, новые ракеты…

М. Келли: Вы говорите о МБР все время.

В. Путин: Нет. Я говорю, что мы создаем только одну совсем новую ракету тяжелого класса, которая придет на смену нашей ракете, которую мы называем "Воевода", а у вас называют, прости господи, "Сатана". Мы на ее место будем ставить новую, более мощную ракету. Вот она — баллистическая. Все остальные системы — небаллистические.

В этом весь смысл, потому что система противоракетной обороны работает против баллистических ракет. А мы создали целый набор нового стратегического оружия, которое не двигается по баллистическим траекториям, и системы противоракетной обороны против них бессильны. Это значит, что деньги налогоплательщиков США выброшены на ветер.

М. Келли: Хочу вернуться к вопросу, который начала задавать. Вы сказали, что Россия использует эти системы в случае, если будет совершено нападение на Россию или на ее союзников. Нападение ядерное или любое?

В. Путин: У нас два повода ответить с помощью наших сил ядерного сдерживания. Это нападение с помощью ядерного оружия на нас или нападение на Российскую Федерацию с применением обычных вооружений, но в том случае, если создается угроза существованию государства.

М. Келли: Это соответствует нынешней, действующей российской доктрине об использовании ядерного оружия?

В. Путин: Совершенно точно. Два повода для ответа ядерным оружием.

Фото: kremlin.ru

По словам Путина, Россия готова к продолжению переговоров по СНВ-3, действие которого в скором времени закончится. 

"Мы согласны на сокращение либо на продолжение действующих условий, на сокращение носителей, сокращение боеголовок. Но теперь, когда у нас появляется оружие, которое легко преодолевает все системы ПРО, для нас не так критично снижение количества баллистических ракет и боеголовок", — отметил Путин. 

Следующий блок вопросов был посвящен опыту работы российского лидера в военной разведке. Владимир Путин рассказал Мегин Келли о том, что опыт работы в разведке стал для него очень полезным. 

"Вы знаете, я же работал, после того как ушел из разведки, допустим в университете, был помощником ректора Петербургского университета. Это работа с людьми, это умение налаживать контакты, побуждать к каким-то действиям, объединять людей. Это очень важно в академической среде. Потом я работал заместителем мэра Петербурга. Ответственность еще большая, более широкая. Я отвечал за международные связи Петербурга, пятимиллионного мегаполиса. Впервые познакомился, работая в Петербурге на этой должности, с Генри Киссинджером. Все это помогало, конечно, в работе тогда, а потом уже дополнительный опыт помогал работать в Москве", — заявил политик, добавив, впрочем, что не может сказать, дал ли ему этот опыт некое преимущество перед лидерами других стран. 

"Единственное, что я знаю: мои партнеры — главы государств, правительств — это исключительные, выдающиеся люди. Они прошли большую селекцию и отбор. Случайных людей на этом уровне не бывает. И каждый из них имеет свои преимущества перед другими", — считает глава РФ. 

Следующий вопрос — о сменяемости власти в России. Келли напомнила политику, что за время, пока Путин занимает пост президента РФ, в США сменилось уже четыре главы администрации. 

"Вы меня простите, это не очень корректный вопрос. Каждый из моих партнеров хорош по-своему. И в целом у нас добрые отношения были практически со всеми. С Биллом Клинтоном, он уже уходил с должности президента, но мы с ним еще несколько месяцев могли поработать вместе. Потом и с Бушем, и с Обамой, сейчас меньше, конечно, но и с действующим президентом. У каждого есть нечто такое, что не может не вызывать уважения. При этом мы могли спорить, не соглашаться, и часто это происходит, у нас разные позиции по многим, даже ключевым вопросам, но все-таки нам удавалось как-то сохранять нормальные, человеческие отношения. Если бы этого не было, было бы гораздо не только труднее, а гораздо хуже для всех", — отметил президент. 

Путин отметил, что, будучи президентом, он старается не "создавать впечатление", а "проявлять его". Он считает пустым умение "просто стучать кулаками и громко кричать". 

"Я считаю, что сила имеет несколько измерений. Первое: человек должен быть убежден в правоте того, что он делает. И второе: он должен быть готов идти до конца в достижении целей, которые перед собой ставит", — добавил он. 

Тему силы Мегин Келли продолжила вопросом о популярных фотографиях, которые "бродят" в Сети. Там российский лидер изображен скачущим на лошади без рубашки. 

"Ну, я отдыхаю. Есть ваши российские коллеги, есть Интернет. Но так, чтобы это совсем уж целенаправленно, мы это не делаем. Берут то, что нравится. У меня очень много фотографий в рабочей обстановке, с бумагами, в кабинете, но это никому не интересно", — посетовал Путин, вспомнив также о снимках, над которыми поработали в различных фоторедакторах, — там Путин изображен верхом на медведе. 

"Вы знаете, я видел свои фотографии, когда я скачу на медведе. Я на медведе пока не скакал, но фотографии такие есть", — отшутился политик. 

Журналистка напомнила Путину о приближающихся выборах президента России. Она отметила, что многие политики возраста Путина (президенту РФ в октябре 2017 года исполнилось 65 лет. — Прим. ред.) "сбавляют обороты", и спросила, что об этом думает политик. 

"Во-первых, насколько мне известно, в мире много действующих политиков, которые старше меня, и они работают очень активно.

Не только в США, но и в других странах. В мире очень много таких людей, в Европе есть, где угодно в мире. Но, если человек приходит на первое место, он должен активно работать так, как будто это делает в первый раз в своей жизни, как первый и последний", — ответил политик. 

Президент отметил, что Конституцию РФ никогда не нарушал и не менял. 

"Так что я буду работать в рамках Основного закона России. Конечно, если избиратели дадут мне такую возможность — работать еще один срок, буду работать, разумеется, с полной отдачей сил", — отметил он. 

В завершении первой части беседы журналистка поинтересовалась, что Путин считает своим самым большим достижением на посту президента и что — самой большой ошибкой.

"Самое большое достижение — это то, что у нас кардинальным образом изменилась экономика. Она выросла почти в два раза по объему. У нас в два раза сократилось количество людей, живущих за чертой бедности.

И в то же время из того, что не сделано до конца, — это то, что за чертой бедности у нас еще живет слишком много людей. Нам нужно убирать эти "ножницы" между теми, кто зарабатывает очень много, и теми, кто зарабатывает слишком мало. А в связи с этим есть много и плюсов, и не решенных пока вопросов.

У нас в начале 2000-х годов население страны сокращалось каждый год почти на миллион. Представляете, какая катастрофа? 900 тысяч почти. Мы эту ситуацию переломили. Вышли даже на естественный прирост. Младенческая смертность у нас минимальная, материнская — почти сведена к нулю. Мы подготовили и осуществляем большую программу поддержки материнства и детства. У нас сейчас самый большой темп роста продолжительности жизни.

Многое изменилось в экономике. Но нам не удалось решить главную задачу в экономике, мы не поменяли так, как нам нужно, еще структуру самой экономики. Мы не добились необходимых нам темпов роста производительности труда, но мы знаем, как это сделать. И я уверен, мы это сделаем. Дело в том, что у нас и не было возможности пока решить эту задачу, потому что до сегодняшнего момента у нас не были созданы еще макроэкономические условия для конкретных действий по этим направлениям.

У нас в начале пути инфляция была под 30 процентов, сейчас она 2,2. Растут золотовалютные резервы, у нас стабильная макроэкономика. Это как раз дает нам шанс сделать следующий шаг и в направлении повышения производительности труда, и в привлечении инвестиций, в том числе частных, и в изменении структуры экономики.

Это я вам говорю крупными блоками. Есть еще конкретные направления, включая современные технологии и искусственный интеллект, цифровизацию, биологию с медициной, геномные исследования и так далее", — рассказал президент. 

Вторая беседа Путина с Келли состоялась уже в Калининграде. Ведущая поинтересовалась, почему вторая часть интервью проходит именно в этом городе — предположила, что именно этот регион является "угрозой для НАТО", "месторасположением каких-то ядерных оружий". 

Впрочем, ответ президента оказался прост: политик заявил, что регулярно посещает разные регионы страны. На этот раз поводом для визита в Калининград стала встреча региональных СМИ. 

"Это ничего не имеет общего с какими‑то сигналами вовне, это просто наша внутриполитическая работа", — подчеркнул Путин. 

Следующие вопросы Келли вновь затронули тему российско-американских отношений. На этот раз — в контексте обвинений Вашингтона в адрес РФ о "вмешательстве" в президентскую кампанию в Штатах в 2016 году. 

Журналистка напомнила, что недавно США выдвинули обвинения 13 россиянам и трем компаниям в рамках доклада спецпрокурора США Мюллера. 

"А почему вы решили, что власть России и я в том числе кому‑то разрешили это делать? Вы сейчас назвали ряд лиц, кое‑кто из них мне известен, кое‑кто неизвестен, но это просто физические лица, они не представляют российскую власть. И если даже предположить, хотя я не уверен на сто процентов, делали они что‑то во время президентской кампании в США или не делали — я просто об этом ничего не знаю, — это не имеет ничего общего с позицией Российского государства. Ведь речь шла о вмешательстве России как Российского государства во внутренние политические дела Соединенных Штатов. Ничего с тех пор, как мы с вами разговаривали в последний раз в Петербурге, не изменилось. Появились какие‑то фамилии. Ну и что? С таким же успехом это могли быть фамилии каких‑то американцев, которые, сидя здесь, вмешиваются в ваши собственные политические процессы. Это ничего не поменяло", — парировал Путин. 

Владимир Путин констатировал, что отношения РФ и США очень сложные, однако, по его словам, никакого вмешательства Москвы во внутриполитическую борьбу в Штатах никогда не было. 

"Вы мне назвали часть каких‑то физических лиц и говорите, что они русские. И что? А может быть, они, будучи русскими, работают на какую‑то американскую компанию? Может быть, кто‑то из них работал на кого‑то из кандидатов? Я понятия об этом не имею, это не мои проблемы. Вы знаете, что, допустим, на Украине некоторые после выборов, причем государственные деятели, послали поздравительные телеграммы Хиллари Клинтон, хотя победил Трамп. Послушайте, мы‑то здесь при чем?" — сказал Путин. 

Глава РФ вновь констатировал, что люди, указанные в списке Мюллера, не представляют российское государство и российскую власть. На вопрос Келли о том, готова ли Россия выдать США этих людей в случае, если их вина будет доказана, Путин ответил: 

"Никогда. Россия вообще своих граждан никому не выдает, так же как и Соединенные Штаты. Вы‑то разве кого‑нибудь выдаете, своих граждан? Это во‑первых.

Во-вторых, я не вижу, что совершили какое‑то противоправное действие.

И в-третьих, мы неоднократно предлагали Соединенным Штатам наладить соответствующие отношения в этом плане, подписать соответствующий межгосударственный договор о выдаче уголовных преступников. Соединенные Штаты уклонились от этого и не хотят этого делать с Россией. На что же вы рассчитываете? Что мы вам будем кого‑то выдавать, а вы нет? Так международные дела не делаются.

И еще. Вы знаете, я вас прошу меня все‑таки выслушать и довести до ваших зрителей и слушателей то, что я сейчас скажу. Мы дискутируем с нашими американскими друзьями и партнерами, причем с представителями государства, и говорим, когда они нам предъявляют претензии по поводу того, что какие‑то русские вмешивались в выборы в США, мы им говорим, совсем недавно, на очень высоком уровне: но вы‑то постоянно вмешиваетесь в нашу политическую жизнь. Вы представляете, они даже этого не отрицают". 

По словам Владимира Путина, США, в частности, вмешивались в выборы в РФ. Москва тем же не отвечает: "Во‑первых, у нас есть свои принципы, которые заключаются в том, что мы не позволяем вмешиваться в свои внутренние дела и не лезем в чужие. Это наш принцип. Первое. А второе, у нас нет такого количества инструментов". 

Российский лидер констатировал, что у России нет "мировых СМИ", как, например, телеканал CNN в США. Он добавил, что, когда в РФ появился канал Russia Today, Запад поспешил "разделаться" и с ним. 

"У нас одно средство массовой информации — это Russia Today, и то его объявили иностранным агентом и не дают нормально работать, — единственное, одно. У вас целый набор, у вас огромные возможности работы в Интернете, Интернет — ваш. Все средства управления Интернетом в руках Соединенных Штатов, и все инструменты находятся на территории США, управление этим киберпространством. Разве можно сравнивать? Это невозможно просто. Давайте договоримся о правилах поведения в этом киберпространстве. Вы же отказываетесь", — сказал Путин. 

После темы "кибервойны" собеседники вновь вернулись к теме вмешательства в выборы США и того, что в списке обвиняемых — знакомый Владимира Путина Евгений Пригожин. 

"Я знаю такого человека, но он не числится в моих друзьях. Это просто передергивание фактов. Есть такой бизнесмен, он занимается то ресторанным бизнесом, то еще чем‑то. Понимаете, он не государственный чиновник, мы не имеем к нему никакого отношения", — ответил Путин. 

М. Келли: Если 13 россиян и три организации на самом деле вмешались в наши выборы, вы ничего не имеете против этого?

В. Путин: Да мне все равно. Мне абсолютно безразлично, потому что они не представляют государство.

М. Келли: Вам все равно?

В. Путин: Абсолютно безразлично. Они не представляют интересов Российского государства. А если вас что‑то беспокоит, скажите нам официально, пришлите нам документы, подтверждающие это, объясните нам, в чем они конкретно обвиняются. Мы тогда посмотрим, если они нарушили российский закон...

М. Келли: Да, я посмотрела.

В. Путин: Нет, это не так. Если они нарушили российский закон, мы их будем привлекать. А если они российского закона не нарушили, тогда их привлекать в России не за что. Но вы в конце концов должны понять, что люди в России живут не по американским законам, а по российским. Так и будет. А если вы хотите с нами о чем‑то договариваться, давайте сядем за стол переговоров, выберем предмет этих переговоров, договоримся, подпишем документ. Но вы же отказываетесь от этого!

От темы "вмешательства" РФ в выборы — к теме ужесточенных после обвинений антироссийских санкций. 

По мнению Путина, США ввели новые ограничения против России, руководствуясь желанием остановить развитие Москвы. Политику сдерживания России, по словам российского лидера, Запад проводит уже десятки лет "время от времени". 

Однако Путин считает, что Россию сдержать невозможно. 

"Я думаю, что Россию нигде невозможно сдержать. Надо это понять. Послушайте, вы Северную Корею не можете сдержать. О чем вы говорите? Зачем это делать? Зачем друг друга сдерживать, нападать, подозревать в чем‑то? Мы предлагаем сотрудничать", — сказал политик. 

Что касается мифического вмешательства в выборы, то, по словам Путина, "неразбериха" в США — дело рук самих США. И виной всему — несовершенство американской политической системы, внутренняя борьба, неразбериха и противоречия. 

"Официальная позиция Российского государства заключается в том, что мы не вмешиваемся как государство во внутриполитические процессы в других странах. Вот это самое главное. Я хочу, чтобы это было зафиксировано в нашем сегодняшнем разговоре и чтобы люди в США это поняли", — констатировал Путин. 

На вопрос о том, как он относится к президенту США Дональду Трампу, Путин ответил, что оценивать работу американского коллеги — не его прерогатива. Российский лидер считает, что оценивать миллиардера должен народ США, избравший его на руководящий пост. 

Впрочем, Путин отметил, что у Трампа "ярко выраженные лидерские качества", так как американский лидер берет на себя ответственность при принятии решений. 

На вопрос о стиле ведения Трампом странички в "Твиттере" Путин сказал, что за американским лидером там не следит, а сам эту площадку не использует. 

Знакомство с американским лидером до его избрания Владимир Путин отрицает. Глава РФ заявил, что не встречался и не разговаривал с ним. 

Следующий вопрос Мегин Келли касался виолончелиста Сергея Ролдугина, имя которого было упомянуто в "панамском досье". 

"Да, я этого человека очень хорошо знаю, это один из моих друзей. Он замечательный музыкант. Вся его жизнь посвящена искусству, музыке. У нас много, кстати говоря, деятелей искусства, которые так или иначе бизнесом занимаются. У него, кроме меня, есть и другие связи в стране, в том числе с представителями бизнеса, которые включили его в эту работу. Он законным образом заработал определенные деньги. Никаких сотен миллиардов он не зарабатывал. Все деньги, которые он лично заработал, он пустил на приобретение музыкальных инструментов за границей и ввез их на территорию Российской Федерации", — подчеркнул президент. Вопросы о доходах и бизнесе Ролдугина он попросил задать ему самому. 

Следующая тема — предстоящие в РФ выборы президента. Вопрос Келли коснулся оппозиции в стране. Журналистка спросила, как российский лидер воспринимает вызов со стороны оппозиционеров, в том числе — Алексея Навального. 

"Вопрос о том, с кем я мог бы сотрудничать, с кем бы я не хотел сотрудничать, — я вам могу сказать абсолютно откровенно: я хотел бы сотрудничать с теми людьми, и готов это делать, которые стремятся к тому, чтобы Россия стала сильнее, эффективнее, стала конкурентоспособной страной, самодостаточной. Но для этого у людей, о которых мы с вами говорим, должна быть ясная, четкая программа действий, направленных на развитие страны в современных условиях", — подчеркнул Путин. 

Он добавил, что "помиловать можно любого человека, если он этого заслуживает". 

"Исключений здесь нет ни для кого, нет ни для кого исключений. Но мы же сейчас говорим не о помиловании, мы сейчас говорим об определенных политических силах. У них нет программы развития страны. У них что положительного есть и что мне в принципе нравится? Это то, что они вскрывают проблемы, и это хорошо на самом деле, это правильно, и это нужно делать. Но для позитивного развития страны этого недостаточно, совсем недостаточно. Потому что только сосредоточить свое внимание на проблемах — это не просто мало, а это даже опасно, потому что это может вести к определенным разрушениям, а нам нужно созидание", — считает президент. 

По поводу того, чтобы уйти из власти, Путин заявил, что бояться тех, кто придет после него, не стоит. 

"Я с 2000 года об этом думаю. Думать не вредно, но в конечном итоге выбор все равно будет за российским народом. Все равно, симпатизирую я кому‑то или, наоборот, мне кто‑то не нравится, кандидаты придут на выборы и в конечном итоге окончательное решение примут граждане Российской Федерации", — сказал Путин. 

В заключении Келли поинтересовалась, какое будущее, по мнению Путина, ждет Россию. 

"Я просто уверен, что Россия приобретет дополнительную мощную динамику развития, будет устойчивой, со сбалансированной демократией, с хорошими перспективами использования последних достижений технологической революции. Мы будем и дальше работать над совершенствованием нашей политической системы, судебной системы. И все это вместе, уверен, будет укреплять и единство Российской Федерации, и единство нашего народа, и создаст перспективы для уверенного движения вперед на длительную историческую перспективу", — заключил президент. 

Полный текст интервью опубликован на сайте Kremlin.ru.

Загрузка...