Жить на минном поле: почему годами происходили взрывы в Удмуртии — спецрасследование РЕН ТВ
В режиме постоянной готовности взлететь на воздух и прогулках фактически по минному полю люди живут уже семь лет.

01:15, 21 мая 2018
787

До последнего момента ходили слухи, что глава МЧС Пучков останется в должности. И это было удивительно. Если Сергей Шойгу не просто создал МЧС, а превратил его в одну из самых эффективных служб, то при Владимире Пучкове этот мощный гигант, к ужасу сотрудников ведомства, начал превращаться в беспомощного вялого карлика.

Через два месяца после назначения Пучкова главой МЧС произошло страшное наводнение в Крымске. Погибло 160 человек: МЧС не сумело вовремя оповестить население. Спасателям не хватало инструментов — даже лопаты закупали волонтеры на свои деньги. А уже через год, выступая в Госдуме, Владимир Пучков называет российское МЧС лучшей спасательной службой в мире. И тут же в СМИ начали вылезать скандалы: самый крупный — коррупционное дело в Хакасии, где местные руководители воровали бюджетные деньги.

В мае 2016-го Счетная палата докладывает о нецелевом использовании руководством МЧС финансовых средств. Задолженность по зарплате в ведомстве — 4 с половиной миллиарда рублей, хотя его глава провел оптимизацию своей службы, выкинув из нее 10 тысяч сотрудников.

И при всем при этом — эффектные, под камеры церемонии награждения чиновников и сотрудников, даже в тот момент, когда надо работать, а не прикалывать медали. Когда в апреле 2015-го во время страшных пожаров в Красноярском крае и Хакасии сгорели сотни домов, погибли люди, а десятки населенных пунктов оказались в опасности, министр награждал местных чиновников и пожарных. Двумя годами позже — торжественная церемония на фоне бушующих лесных пожаров в Бурятии и Иркутской области.

Особенно сильно репутация Владимира Пучкова пошатнулась из-за истории с пожаром в кемеровском торговом центре "Зимняя вишня". Дело, вероятно, удалось бы замять, если бы на место не прибыл президент — и выяснил, что МЧС не проводило никаких проверок безопасности в здании центра, несмотря на то что министр на заседании в Кемерове прямо в глаза Путину заявил: проверки были. Последнюю точку в карьере министра поставила история в Удмуртии. Прямо на этой неделе, в момент, когда составлялся список нового правительства, в республике, рядом с селом Пугачево, неожиданно начали взрываться снаряды. Действительно неожиданно — потому что после трагедии 2011 года, когда взрывы на близлежащем арсенале разрушили три с половиной тысячи домов, МЧС должно было проконтролировать полную ликвидацию боеприпасов. Журналисты РЕН ТВ, отправившись в Удмуртию, обнаружили еще более поразительные примеры халатности и даже мошенничества.

Выяснилось, что компания, которая занималась разминированием, делала это бесплатно. Вернее, она забирала себе все снаряды и мины, которые можно было найти на месте бывшего арсенала. Зачем? Их сдавали на переработку. И никто даже не обратил внимания на такую странную схему работ, ведь как здорово: местные власти ни копейки не потратили на опасный и недешевый процесс разминирования. Конечно, интересно, как местное МЧС допустило эту странную договоренность. Ответ на этот вопрос и постарался найти в Удмуртии корреспондент Леонид Китрарь.

Эвакуация поселка Пугачево прошла в рекордные сроки — причем своими силами. МЧС поначалу сообщало лишь о единичных хлопках и возгорании сухой травы.

"Загрохотало, мы побежали и бежали пока сюда вверх, но объявила машина, что эвакуироваться не надо, и мы только до остановки до трассы добежали", — рассказывает местная жительница Апполинария Федорова.

Взрывы звучали каждую секунду, в небо поднялся столб густого дыма, и в поселке появился сильный запах пороха.

В режиме постоянной готовности взлететь на воздух и прогулках фактически по минному полю люди живут уже семь лет.

"Сколько можно издеваться над людьми. Да отселите нас уже. Восьмой год пошел. Пожалуйста, отселите нас. Мы устали от этих взрывов. Это мы пятый раз бегаем. Мы всю жизнь, что ли, бегать будем?" — жалуются местные жители.

В 2011 году на арсенале — тогда это была действующая воинская часть — начался пожар, быстро переросший в масштабное бедствие. На воздух взлетело, в пересчете на тротил, 5000 железнодорожных вагонов со взрывчаткой. Зарево было видно за десятки километров.

В 2015-м опять прозвучали взрывы, опять эвакуация и страх за свою жизнь. Спустя три года, в 2018-м снова пожар и канонада. В этот раз помог многочасовой ливень, но авиации МЧС все равно пришлось несколько дней проливать бывший арсенал водой. О причинах пожара официальные лица говорили сухо. Заявили лишь, что загорелась трава. Но местные жители даже спичку рядом с полигоном лишний раз зажигать боятся. 

Здесь везде сохранились надписи "Не курить" и "Курить в строго отведенных местах", но местные жители и так очень бережно относятся к отрытому огню, даже обычные для выходных шашлыки жарят за пределами военного городка. Семь лет назад больше трети всего арсенала взлетело на воздух. Министерство обороны полигон закрыло, воинскую часть расформировало, а разминированием занялась специализированная организация — ООО "Уральский пиротехнический завод". На записи от 2012 года некий мужчина — Сергей Михальчук — рассказывает о ходе работ. 

И Сергею Михальчуку можно было бы поверить, если бы не отчет Счетной палаты еще за 2013 год. Там четко указаны сроки.

Впрочем, это не единственная странность в деле бывшего арсенала. Семь лет назад договор заключался с Уральским пиротехническим заводом, а сейчас Михальчук представляется как руководитель совершенно другой организации. 

Нам удалось поговорить с директором челябинского предприятия. Михальчук там действительно работал и полигоном в Пугачеве занимался, только давно.

"У нас было в 2011-м подразделение, Михальчук занимался. Год проработали, и все. Он уволился, и все расформировали", — рассказал он. 

И действительно, вот заявление об увольнении Михальчука. В дальнейшем мужчина, видимо, решил использовать полученный на заводе опыт по полной и создал свою организацию — клон бывшего работодателя, только в Екатеринбурге. Название то же — Уральский пиротехнический завод. Судя по базе данных СПАРК, никаких движений по счетам, кроме убытка в 163 тысячи рублей, в 2016-м нет. А главное: в отличие от реального предприятия, отсутствует лицензия на работу с взрывчатыми веществами. Тем не менее именно с этим человеком сотрудничают в Удмуртии официальные структуры. По некоторым данным, именно с Михальчуком работают комиссии по ликвидации и именно его отчеты слушают в правительстве. 

Сейчас Михальчук занимается бывшим арсеналом уже как директор некоего ООО "Научно-производственная фирма "Специальные технологии". Эта организации вообще на грани банкротства — в феврале на нее собирались подавать в суд. И таких фирм, зарегистрированных на Михальчука, около десятка. 

Еще одна существенная деталь. В качестве оплаты работ по очистке полигона по договору 2011 года никаких денег никто никому не должен. 

Зачем взрывчатка пиротехническому заводу — понятно: может быть использована в основной деятельности. А вот для чего тротил Михальчуку — никто не знает. Больше того, вместо специалистов разминированием вообще занимались местные жители. 

Сам Сергей Михальчук о методах своей работы распространяться очень не хотел. Но после наводящих вопросов все-таки проговорился:

"А как вы уничтожаете снаряды?"

"Ну… методом сжигания". 

То есть основной способ уничтожения — контролируемый пожар. По всему поселку даже висят вот такие объявления, мол, не пугайтесь, взрывы — это нормально, никакой угрозы нет. 

Когда арсенал принадлежал Минобороны, местные власти могли хотя бы узнать, что именно и в каком количестве хранится в паре сотен метров от жилых домов. Сейчас же ликвидацией занимается частная организация и ничего существенного ее директор сообщить не смог. Да еще и прямо заявил: работать здесь он будет не один год, а значит, и повторение ЧП не исключено.

В Пугачево уже прибыли следователи, но смогут ли они выяснить, почему от бизнеса всего одного человека зависят жизни тысяч жителей окружающих поселков, неизвестно.

Загрузка...