Отмена микродолей: как Госдума борется с "черными риелторами"

01:24, 04 июня 2018
965

Начиная с июля в России может быть запрещена продажа микродолей в квартирах. Микродолями часто пользовались люди грубые и жадные, которые покупали комнату, а потом выживали остальных жильцов, устраивая им ад на земле на отдельно взятых квадратных метрах.

Этот закон принят в первом чтении на фоне нашумевшего убийства в Москве на улице Молостовых, где 58-летний художник Александр Боровой застрелил мужчину, купившего комнату в его квартире, а его жену и ребенка взял в заложники. Потом он попытался покончить с собой, но выжил, и на этой неделе после первого допроса был отправлен под арест в СИЗО. Причем в СМИ было много версий: одни говорили, что Боровой опасный маньяк, скрывавшийся под личиной благообразного гражданина. Другие — что въехавшая семья лелеяла планы выжить бывшего хозяина квартиры и довела его до крайности.

Боровой убил мужа на глазах жены и ребенка, а затем пытался покончить с собой. Он признал вину, но доказывал, что взяться за оружие вынудили "черные риелторы". Даже приставы в суде не могли понять, куда его посадить — на скамью подсудимых или на обычную.

Художника Александра Борового на этой неделе арестовали на 2 месяца. Он не против — все лучше, чем в собственном доме, где семья Ереминых, которую он взял в заложники в конце мая, выкупила долю квартиры. Как утверждает Боровой, новые соседи со временем хотели захватить жилье целиком.

"Не глядя, они сразу купили, потому что там было одно лакомое слово — пожилой одинокий сосед, это я был", — говорит он.

Боровой утверждает, что Еремины предлагали выкупить их долю за 3 миллиона 700 тысяч рублей, хотя приобрели ее у бывшей жены художника за 1 миллион 700 тысяч рублей. Клиент не "зрел", и его стали убеждать силой.

"Отключили свет, канализацию — неделю я не мог помыться, бегал в туалет на улицу. Лежал вечером в своей комнате, заскакивает риелтор черный. Говорит: ты еще живой? Берет молоток, вот так заскакивает. И хорошо, люстра попалась — люстру разбил. Перед этим он выломал дверь с косяком", — утверждает Боровой.

И художник, который до этого вышивал картины нитью, взял карабин "Сайга", застрелил Валерия Еремина и ранил его жену Розу, которая собой прикрыла двухлетнего ребенка. Когда спецназ штурмовал квартиру, Боровой пытался шилом проткнуть себе сердце. Промахнулся.

Специалисты по жилищному праву объясняют: только в Москве таких историй десятки тысяч. На поверхности — единицы. Но каждая из сделок — предмет для отдельного журналистского расследования. По всей стране "черные риелторы" скупают микродоли в квартирах и устраивают коммунальный террор.

В Госдуме на этой неделе приняли в первом чтении законопроект о запрете на продажу небольших долей. Сейчас можно приобрести хоть одну сотую квартиры. И, несмотря на очевидную абсурдность такой покупки, основной владелец не имеет права не впустить долевого собственника.

"Но при этом человек может, первое, получить регистрацию, прописку, второе, что, к сожалению, тоже бывает, это еще более серьезная ситуация — когда он въезжает и начинает, ну здесь уже такая мошенническая схема, вместе с "черными риелторами" выдавливать из квартиры тех кто там добросовестно проживает. Создавать невыносимые условия", — отмечает председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Павел Крашенинников, один из авторов законопроекта, объясняет: запретить предлагают не только продажу и покупку микродоли. Нельзя будет даже вселиться или зарегистрироваться на таком клочке собственности.

О том, что бывшая жена продала свою половину четырехкомнатной квартиры, Кирилл Новиков узнал вот так: новые совладельцы приехали с крепкими парнями в масках, вырезали, а потом сменили замки. И объяснили: Виктория Епифанцева и пятеро ее детей теперь живут здесь.

Ад в общей квартире начался в сентябре 2017-го и длился пять месяцев.

В этой гостиной и там дальше, в небольшой комнате, постоянно находились от 12 до 15 профессиональных соседей. Кроме Епифанцевой и пятерых ее детей, сюда приезжали друзья из Самары, братья, бывшие мужья и прочие родственники, и у всех была одна задача — психологически сломать несговорчивых владельцев второй доли.

Ломали не только психику. По ночам вламывались в спальню Новиковых. А сын Епифанцевой, Кирилл, соседей просто бил, при этом приговаривая: "Тронешь — сядешь".

"Сами дети — они прям заточены, что называется, на эти операции. Они абсолютно понимают, что они делают, для чего. Дети избивали нас — жену неоднократно избивали, она обращалась с побоями в травмпункты, ее забирала скорая. Помимо побоев, мне пришлось операцию пережить — у меня был осколочный перелом скуловой кости", — рассказывает Новиков.

Позже выяснилось, что профессиональные соседи установили скрытую камеру и специально провоцировали Новиковых именно в тех помещениях, где это попадет в кадр.

Они не скрывали, чего добиваются. Не нравится — выкупайте долю. При рыночной стоимости чуть больше 6 миллионов, Епифанцева просила 20 миллионов, а за половину Новиковых предлагала всего 2. Полиция на откровенное вымогательство не реагировала вообще, пока на захватчиков не написали заявления в Главное управление МВД, Следственный комитет и прокуратуру.

Адвокат Новиковых объясняет: Епифанцева — исполнитель. У таких криминальных сообществ очень разветвленная структура.

"Ну информаторы. Все понимают, что это те лица, которые постоянно находятся на территории данного района. То есть  это социальные работники, медицинские работники и участковые, конечно. Есть интеллектуальный центр — это юристы. Есть силовой центр. Это вот как сам Макаров. И есть нанятые сотрудники, которые непосредственно приходят выживать из квартир", — говорит Оксана Филачева.

Новиковым удалось выселить профессиональных соседей — Епифанцева и еще трое из ее группы сейчас в СИЗО, их обвиняют в принуждении к совершению сделки. Но большая часть предполагаемых подельников на свободе. На долевых рейдеров есть спрос.

"Прежде всего, это финансовые группы, которые вкладывают деньги в риелторские компании, которые таким образом их отрабатывают и зарабатывают им доход. А масштаб, рынок, объем долевой недвижимости и сделок с ними в течение года в Москве составляет порядка 6 миллиардов долларов", — утверждает Филачева.

В рамках страны такие группировки оперируют космическими суммами. И история семьи Новиковых, как под копирку, повторяется в каждом городе. Но счастливый финал — большая редкость.

Мать-одиночка Нина Титова противостоит отпетым уголовникам в Челябинске. Говорит, дарственную на долю в 20 квадратных метров ее двушки риелторам якобы написал давно пропавший отец семейства. И уже второй год мрачные личности караулят ее в подъезде, пытаются выбить дверь и проникнуть в квартиру.

"Мы настолько беззащитные с детьми, что нас убьют, зароют — и никто об этом знать не будет. У меня уже и слез не осталось. Меня доводили до такого, что я хотела жизнь самоубийством покончить", — рассказывает Нина Титова.

"Черные риелторы" предложили выкупить их долю за миллион — при рыночной стоимости в 200 тысяч. Ни в полиции, ни в судах Нина Титова не может найти защиты. Хотя экспертиза подтвердила: подпись бывшего мужа на дарственной — поддельная. Но рейдерам на закон плевать.

Избавиться от совладельца общей площади можно и без братков из 90-х. Вот этот обладатель доли в московской трешке разгуливает по квартире голышом. Пожилую соседку это шокирует. Но  она не сдается. Эксгибиционист — тоже. Обнаженку видели даже в суде.

На помощь любой из сторон готовы прийти профессионалы. Чаще всего, желающие нажиться на всех участниках конфликта. Причем "черные риелторы" обычно прекрасно знают всю систему изнутри.

Вице-президент Российской гильдии риелторов Константин Апрелев уверен в том, что запретить микродоли мало. Нужно вообще отказаться от долевой собственности — тогда не будет ни конфликтов, ни тех, кто зарабатывает на них, выставляя людей на улицу.

"Будучи владельцем компании, я категорически запрещал своим риелторам, своим специалистам как сопровождать сделки по долям, потому что я считаю, всегда есть жесткая уязвимость, кроме выкупа всех долей у кого-то на лицо, которое готово купить", — отмечает он.

Чтобы приобрести микродолю в квартире, необязательно обладать сетью информаторов. Достаточно открыть любой сайт интернет-объявлений. Мы провели эксперимент и сыграли роль покупателей: 17/48 в трехкомнатной квартире в Москве отдают за 1 миллион 900 тысяч рублей. В описании прямо сказано: еще один собственник так же продает долю, а второго можно не брать в расчет.

Вместо нас на эту встречу вполне могли прийти "черные риелторы". И за тихого пенсионера взялись бы всерьез. Закон, запрещающий микродоли, в Думе планировали принять до конца весенней сессии. Но его соавтор Павел Крашенинников уверяет, депутаты встречают активное противодействие. От отрицательного заключения правительства на первый вариант законопроекта до давления со стороны лоббистов.

Похоже, масштабы выручки от черного долевого бизнеса перекрывают любые доводы и оправдывают криминальные методы. Так что пока профессиональные соседи и крепкие парни в масках из квартир своих жертв никуда не денутся.

Загрузка...