Гибель 11 пассажиров катамарана на Волге: кто виноват и что делать?

00:16, 18 июня 2018
1090

Пассажиры катамарана "Елань-12", включая капитана Дмитрия Хахалева, были пьяны – праздновали день рождения командира роты ДПС майора полиции Виталия Неграша. Конечно, странно, что люди, которые на земле следили, чтобы никто не садился за руль пьяным, так легко допустили пьянку на воде. И даже не обратили внимания на то, что лобовое стекло было так затонировано, что ночью в него ничего не видно. Они, конечно, могли не знать, что такие маломерные суда вообще не должны плавать по ночам, но где был здравый смысл?

Закат. Волга. По реке несется катамаран. Пассажиры – по большей части высокопоставленные сотрудники областной ГИБДД – веселятся и передают приветы близким. Эта запись – последняя, сделанная на борту в тот вечер. 

На видео Виталий Неграш и его 17-летняя дочь Инга. За камерой – жена Виталия Елена. Они отправят это сообщение, и спустя пару часов, когда солнце сядет, катамаран с 16 пассажирами врежется в баржу. Погибнут 11 человек. В том числе и эта семья.

Следствие восстановило, как развивались события. 14:25. Катамаран "Елань-12" отошел от причала. Следующая стоянка – остров  Голодный. Около 22:00 судно пустилось в обратный путь. Выходя из-за песчаной косы, капитан не заметил баржу. Сильный удар – и "Елань" затянуло под днище сухогруза.

Это запись камер видеонаблюдения, установленных на многоэтажке, – напротив места трагедии. Сразу после столкновения баржа сдала назад – чтобы катамаран поднялся на поверхность. Безрезультатно. Поэтому сухогруз вернулся к месту трагедии, а затем вновь спустился вниз по течению. И только в этот момент пассажирское судно наконец освободилось. 

В Волгограде было всего два катамарана подобной конструкции. Это "Елань-12" и вот этот, стоящий на ремонте в одном из яхт-клубов. Это прогулочная модель, она может разгоняться до 25 километров в час по течению и до 20-ти против течения. При этом хорошо видно, насколько хлипкая эта конструкция. Конечно, для хождения по реке более чем достаточно, но вот при столкновении этот практически картонный корпус, конечно, не имел никаких шансов. При этом большинство пассажиров в момент столкновения находились в кают-компании. А значит, оказались в смертельной ловушке, выбраться из которой так и не смогли. 

Пятеро успели выскочить через секунду после удара. Ещё 11 пассажиров всю ночь искали спасатели и полицейские. Родственники пропавших до последнего верили в чудо. 

Виновник трагедии – капитан "Елани" Дмитрий Хахалев. Именно он разместил 16 человек на 12-местном судне, где не было даже спасательных жилетов. Вышел в ночь, несмотря на запреты, и был пьян: судмедэксперты обнаружили в его крови 2,7 промилле алкоголя. Судя по всему, ходовые огни включил только в последний момент – а до этого шел по Волге в полной темноте. Родственники погибших уверяют, что компания Хахалева почти не знала – его просто попросили покатать земляков. 

Бывший глава Калачевского района Волгоградской области и депутат городского совета, Хахалев был еще и пасынком бывшего главы местного управления ФСИН. Не раз попадал в скандалы и всегда выходил сухим из воды. В 2008-м открыл стрельбу из "Сайги" по прохожим. Изнасиловал женщину, избил полицейского. Дали четыре года, отсидел два. В 2017-м, как только купил катамаран, на его борту вместе с другом набросился на двух 19-летних девушек. Приятель угодил в СИЗО, а Дмитрий в очередной раз сел за штурвал пьяным, чтобы привести яхту с пятнадцатью пассажирами в смертельную ловушку. 

Владимир Аплетарин как раз и продал Хахалеву "Елань-12". По его словам, ночная навигация на этом судне смерти подобна. Тем более если в лоб включается прожектор, а на барже именно так пытались привлечь внимание. 

"Бортовые стекла были сильно затонированы потому, что солнце очень тяжело в Волгограде. То есть эти боковые стекла ночью не освещаются. Причем если попадает какой-то береговой огонь, он начинает тебя слепить. Все равно он ходил ночью. Говорили мне, что видели его", — свидетельствует Аплетарин. 

Илья Сапунков лишь ненадолго вышел из больницы, куда попал, когда узнал, что его сын вместе с женой был на той злополучной яхте. Остался в живых только сын. Илья вспоминает, как услышав в новостях свою фамилию, начал звонить, но телефон, конечно, не работал.
 
Большинство погибших хорошо известны в городе. Виталий Неграш – глава первого полка областного ДПС. Его жена Елена – врач. Их дочь – 17-летняя Инга. Мечтала о журналистике. Писала в школьную газету и спасала бездомных животных. 

Семья Алифашкиных с собой сына не взяла. Решили, что 12-летнему ребенку будет тяжело весь день кататься на катамаране. Теперь мальчик сирота. В своем аккаунте в соцсети он разместил фото с подписью: "Мамочка и папочка, я по вам очень скучаю".

Сама баржа, с которой произошло столкновение, сейчас стоит на якоре посреди Волги, в нескольких сотнях метров от места крушения. Сейчас там работают следователи, сниматься команде пока не разрешают. И вот там чуть подальше видно: все еще рядом с этой баржей стоит на приколе патрульный корабль. 

Но почему-то в материалах следствия не фигурируют дежурившие в ту ночь на Волге сотрудники государственной инспекции маломерных судов. А ведь именно они должны следить за тем, чтобы небольшие лодки не выходили на реку ночью, – это запрещено. Впрочем, даже если бы они захотели – то просто не смогли бы заметить нарушителя.

Почему ГИМС в Волгограде не использует технику, благодаря которой инспекторы смогли бы выполнять свои обязанности? Мы попытались спросить у руководства регионального ведомства, но их, как водится, на месте не оказалось. Правда, с ходу выбрать нужную отговорку пресс-служба не смогла.

Из дальнейшего разговора стало понятно: лодки на ночной Волге ГИМС ищет с помощью изобретений середины 19-го века — биноклей.

Истории, подобные волгоградской, не редкость. Причина – почти полное отсутствие эффективной системы контроля и круговая порука. Несколько лет назад на Москве-реке затонула яхта "Ласточка". Так же, как и "Елань-12", она врезалась в баржу. Погибли восемь пассажиров. Клязьма. Капитан катера решил подурачиться и обрызгать отдыхающих на берегу, но не заметил плавающую в воде девушку, – ее буквально изрубило винтами. Владельцы лодок стоимостью миллионы рублей почему-то забывают, что вокруг такие же люди, как они. 

В Оренбурге только закончился суд, где вынесли приговор владельцу катера, который протаранил резиновую моторку. Хозяин последней был тяжело ранен и недавно скончался от последствий черепно-мозговой травмы. И снова среди причин ночь, алкоголь и отсутствие ходовых огней. При этом виновник аварии так и не признал вину. 

И это лишь те истории, которые вызвали резонанс. На самом деле подобных инцидентов куда больше. Заправщик катеров из Волгограда Анатолий рассказывает, что только в предыдущем сезоне на реке произошли три ЧП, в результате которых  пострадали люди, – и все из-за пьяных яхтсменов. Мужчина уверяет, что работа у него хуже, чем у вышибалы в баре. 

Структура подчинения речного транспорта сложная. Правила движения малых судов контролирует ГИМС, то есть спасатели. Но если лодки используются в коммерческих целях – то должны стоят на учете в Российском речном регистре. Крупные корабли отслеживает он же. И над всем этим есть полиция на водном транспорте, которая базируется в портах и выходит лишь в случае серьезных происшествий. При этом у инспекторов ГИМС есть право только штрафовать. У них нет оружия. Так что если на борту окажется особо буйная команда – их могут взять на абордаж – такое уже случалось. Наша съемочная группа отправилась в рейд с ГИМС. Оказалось, для того, чтобы проверить документы у владельца катера или яхты, надо постараться. Далеко не все воспринимали инспекторов всерьез. Даже после того, как те подавали специальный сигнал.

Чтобы разобраться с речным хаосом, нужны структурные изменения, считают эксперты. Ведь если дорожное движение регулируют полицейские, то почему речное, по большей части, спасатели?

Больше новостей по сюжету:
Столкновение катамарана и баржи на Волге

Столкновение катамарана и баржи на Волге

Владельцы маломерных судов остаются практически беспризорниками. Они без надзора. Все требования, которые должны они выполнять, — по безопасности, их же никто не контролирует. 

Пенсионер Владимир Самохин – владелец не самой дорогой лодки, которая раз в пять лет проходит техосмотр. Перед этим он обрабатывает судно специальными противогорючими материалами, обновляет огнетушители и спасательные жилеты. Нередко проверка находит мелкие нарушения, и тогда выписка разрешения затягивается на половину сезона. Владимир каждый день провожает взглядом яхтсменов, которые тратят на свое хобби миллионы, – и сильно сомневается, что они полностью соблюдают бюрократическую процедуру. 

Еще сложнее, чем зарегистрировать лодку, получить в России права на ее управление: это может стоить до ста тысяч рублей, а оформление занимает больше месяца. При этом в той же Финляндии водить судно длиной до 14 метров можно с одним только водительским удостоверением. Зато авария на воде – случай настолько редкий, что его обсуждают по нескольку лет. За порядком здесь следит бдительная полиция – которая останавливает любое подозрительное судно. 

В Волгограде меры безопасности сейчас усилены. На реке дежурит ГИМС, а в течение нескольких дней после аварии яхтсменам вообще негласно запрещали покидать лодочные станции. Это время владельцы катеров пережидали на борту, причем не отказываясь от алкоголя и закуски. Правда, на большую воду все-таки не выходили. Но трагедия уже начала забываться, навигацию открыли, и остров Голодный снова наполнился туристами. Прогулки по Волге – популярное развлечение среди тех, кто обладает и деньгами, и связями.

Загрузка...