Ничего не сделать: в Москве ищут виноватых в смерти ребенка от менингита

13:18, 23 августа 2018
1151

 

В Москве супруги пытаются доказать, что их двухлетняя дочь умерла из-за врачебной ошибки. Медики предполагали, что это обычная простуда, а скончалась девочка от менингита — за считаные часы. Родственники уверены, из-за неправильно назначенного лечения было потеряно драгоценное время.

Отец вновь решил посмотреть в глаза тем, кого считает виновными в смерти своей маленькой дочери. 

"Я хотел узнать, почему вы бездействовали в тот момент, когда моя дочь была в больнице", — спрашивает он.

Тогда Владимир Рыженков — анастезиолог-реаниматолог — работал по совместительству в больнице, в инфекционное отделение которой доставили двухлетнюю Амалию. Малышка скончалась через несколько часов. 

"Я работал в ту смену не как лечащий доктор, я работал как дежурный врач, который работает на весь стационар Монинской больницы. И, соответственно, я пришел к этому ребенку, только когда я освободился, потому что у меня не было никаких указаний, что ребенок тяжелый. Поймите правильно, я не господь бог", - говорит Владимир Рыженков.

Мать девочки рассказывает: дочери внезапно стало плохо, плач, температура, тошнота. Вызвали скорую, медики заверили, обычная ОРВИ, госпитализацию посоветовали отложить: мол, если завтра станет хуже, вызывайте педиатра. Так и сделали. Снова: ОРВИ, снова совет: совсем поплохеет — отправляйтесь в больницу. Впрочем, там, где должны были оказать помощь, говорит женщина, повели себя слишком странно. Сначала медсестры не могли поставить капельницу, потом определить диагноз. Врач и вовсе появился больше чем через полчаса, а затем ушел. Все это время детская жизнь постепенно угасала. 

"Когда я туда зашла, она вся исколотая. Медсестры начали баллоны таскать, говорят, она холодненькая вся стала, бутылки с теплой водой, обложили ее, накрыли", — рассказывает мать умершей девочки Юлия Прошина.

По словам женщины, от чего лечить ребенка, люди в белых халатах не смогли определить, состояние маленькой пациентки становилось все хуже. В какой-то момент у нее остановилось сердце. 

"Кричит этой медсестре, что-то найти надо было, укол какой-то или ампулу, что ли,  какую-то, я не знаю. Я из-за двери стою подглядываю, он говорит: выйдите отсюда, выйдите отсюда. Она на него смотрит, говорит: у нас нет этого", — сбивчиво рассказывает Юлия Прошина.

Юлия звонила в реанимацию, но там ответили: вызвать их в больницу может только врач, который сделать это почему-то отказался. Журналистам РЕН ТВ удалось найти свидетеля, которая видела, что ответил медик. Мол, после того, как вторую капельницу так и не смогли поставить, ребенка, практически в бессознательном состоянии, посоветовали отпаивать самостоятельно. 

"Она говорит: вызывайте реанимацию быстрее, моему ребенку плохо, кровь идет, а ей говорят: реанимацию вызывает непосредственно врач. <...> Вызовите вот на телефоне, вызовите реанимобиль, а доктор ей говорит: они не успеют", — делится свидетель произошедшего Рима Хамидулина.

Услышав комментарии о действиях медиков, отец девочки вновь пытался связаться с главврачом, но на месте руководителя больницы не оказалось. Лишь его заместитель.

Отказался разговаривать и завотделением — тем самым, куда попал ребенок.

"Я тоже переживаю за смерть ребенка, тоже переживаю, но комментировать я ничего не буду, вы меня извините", — сказал он.

Впрочем, по словам родителей, уже в прокуратуре медики говорили совершенно другое: мол, нагрузка у них все-таки большая, да и ребенок поступил якобы в пересменку, а врачи не сообщили друг другу о тяжелом состоянии девочки, а может быть, и сами не подозревали. Диагноз определили только после вскрытия: менингит и воспаление мозга.

"Мы можем начинать подозревать, что у человека менингит, на фоне того, что мы видим: повышение температуры, нарушение глотания, озноб, болезненность в области глазных яблок. Мы можем заподозрить, первично, это тогда, когда появляются менингиальные признаки, — это изменен тонус мышц, нельзя разогнуть коленный сустав, при дотрагиваниии до скуловой области поднимаются плечи. <...> Диагноз ставится только после люмбальной пункции, то есть это прокол, получение спинномозговой жидкости, и исследования ее на то, что там присутствует", — рассказывает доктор медицинских наук Игорь Короткий.

Но, судя по всему, такой техникой, впрочем как и реанимационной, сотрудники больницы, где умер ребенок, не располагают. Родители уже обратились в прокуратуру. И, видимо, теперь медикам придется отвечать на вопросы следователей, почему нельзя было спасти девочку. Или все-таки можно? 

Теги:
Загрузка...