Злой и тихий мальчик: почему "керченский убийца" решился устроить бойню

00:31, 22 октября 2018
21718

 

Трагедия в колледже в Керчи. 21 человек погиб. 50 находятся в больницах с ранениями. 25 из них — несовершеннолетние. И главный вопрос: убийца сделал это сам или кто-то его направлял? Если сам — тут понятно: психически нездоровый человек. При нынешней системе медицинского надзора за психическим состоянием населения, особенно среди несовершеннолетних, призванного, в первую очередь, гуманно оградить больных от посягательства на их личную жизнь, мы не можем заранее выявлять опасность. Да и медиков не хватит у нас на карательную психиатрию.  Как не хватает школьных психологов. Как не хватает киберспециалистов, которые бы отслеживали в интернете с помощью специальных программ первые звоночки опасного безумия. Да и программ у нас таких нет. Движение денег у нас тщательно отслеживается. Отклонения в психическом здоровье — нет. Но есть подозрения в том, что убийца действовал только по своей воле. Иначе как 18-летний молодой человек с отклонениями в психике мог в одиночку спланировать, подготовить и привести в действие свой адский план? Окончательный ответ на этот вопрос даст следствие. А наши силы, наше внимание и наше сочувствие сегодня нужны тем, кто остался без детей, без братьев и сестер. Без любимых людей. 

Страшные кадры. Студенты Керченского политехнического колледжа словно пытаются убежать от смерти. Лестница. Выход, кажется, найден. Но неожиданно ребята видят тело своего однокурсника в луже крови. Значит, убийца где-то рядом… Значит, рядом тот, с кем учились четыре года и кто взял в руки оружие, чтобы убить их всех.

На школьных фотографиях улыбчивый светловолосый мальчишка. Влад Росляков. Доверчивый, открытый взгляд. Как и почему этот ребенок спустя несколько лет станет хладнокровным убийцей? 

Вадим Власюк в момент взрыва был в холле первого этажа. Несмотря на контузию, он помогал эвакуировать раненых.

"Вынесли мою одногруппницу, у нее были ранены ноги, ожоги, она вышла, упала на колени и кричала: "Там разорванные люди", — вспоминает юноша.

Владимир Палазник вспоминает, Росляков находился буквально в двух шагах от него. Владимир испугался, но желание помочь раненым друзьям было сильнее страха.

"Я сделал ему искусственное, непрямой массаж. Он не дышал просто. У него было пулевое, в затылок залетело", — говорит Владимир.

Следствие уже установило: 17 октября Владислав Росляков действовал согласно давно составленному плану. Собрал личные вещи: фотографии, записную книжку, библию — и сжег возле своего крыльца. Избавился от трех взрывных устройств и инструментов, при помощи которых собирал СВУ, —  выкинул в мусорный бак. Потом направился на пустырь неподалеку.

Территория заброшенного завода стала для Рослякова настоящим полигоном. Здесь он испытывал взрывные устройства, а прежде чем пойти в колледж, здесь он сжег свой телефон, ноутбук. Здесь же следователи нашли еще одну бомбу.

Положил в рюкзак два СВУ, ружье и патроны. Сел в маршрутку и отправился в колледж. Практически через весь город. В колледж проник через запасной вход, который никем не охранялся. Спокойно пронес рюкзак с бомбами и ружьем. Когда поток студентов устремился в столовую, раздался взрыв. Сам Росляков в этот момент уже поднимался на второй этаж. Там открыл огонь на поражение. Студенты пытались спрятаться в аудиториях. Многие в панике выпрыгивали из окон. А Росляков продолжал методично их убивать. Потом вошел в библиотеку — в старом корпусе — и свел счеты с жизнью.

Больше новостей по сюжету:
Массовое убийство в керченском колледже

Массовое убийство в керченском колледже

Пострадавших увозили на общественном транспорте, на маршрутках, на автобусах. В больницах десятки раненых. Операции шли одна за другой. Среди тех, кто оказывает  медпомощь, мать Рослякова. Она еще не знала, что все это — дело рук ее сына.

Карину, как и других тяжелораненых, доставили на вертолете в Краснодар. У нее осколочные ранения ног. Рядом с Кариной сейчас ее мама, самый близкий для нее человек.

Глядя на разрушения внутри политеха, можно представить, насколько мощным был взрыв. Бомба сработала в столовой. На полу воронка диаметром в полметра. Холл колледжа тоже оказался в эпицентре. От массивной перегородки между буфетом и коридором осталась только рама. Слева от входа в колледж пост вахтера. Стойка уцелела. Всего месяц назад здесь стояли деревянные двери, их заменили на стеклянные. Осколки стали дополнительными поражающими элементами — это не считая подшипников, болтов и гаек.

В других кабинетах тоже разрушения — в основном это следы от ружейной картечи. На стенах, дверях, стульях. Откуда навыки подрывника и отличное владение оружием у 18-летнего юноши? Сейчас следствие досконально изучает семью Рослякова. Родители уже много лет в разводе. Влада в одиночку воспитывала мать, санитарка онкоцентра. Жили на съемной квартире. Обстановка очень скромная, даже бедная. Старый шкаф, потрепанный диван, на столе дешевая скатерть. Вещей немного.

Одногруппники Владислава Рослякова в один голос говорят: это был странный, замкнутый, тихий юноша. В колледже у него не было ни друзей, ни врагов. 

Почти сразу после своего совершеннолетия Росляков купил турецкое помповое ружье. Надежное, простое в обращение и при этом достаточно мощное. Журналистам РЕН ТВ удалось найти место, где он, скорее всего, тренировался тайком. В километре от дома — в карьере, среди заброшенных построек.
 
Местные жители говорят, буквально накануне трагедии слышали здесь стрельбу, но не придали этому значения.
 
Вот запись с камеры видеонаблюдения в оружейном магазине. Росляков покупает 150 патронов. Продавец ни о чем юношу не спрашивает. Судя по записям в журнале строгой отчетности, такое количество он приобрел дважды с разницей в месяц. Удивляет и еще одна деталь. Для студента из небогатой семьи в руках Рослякова слишком большая сумма денег. Не говоря уже о том, сколько стоило все остальное.
 
Подготовка для первичного получения лицензии на приобретение — 6500 рублей. Медицинские справки от нарколога и психоневролога — около 2000. Столько же — госпошлина. Сейф, в котором должно храниться оружие, — минимум 3000 рублей. Турецкое помповое ружье Hatsan — от 20 тысяч рублей. Патроны — в общей сложности Росляков приобрел 300 штук — 15 тысяч. Итого: 48 500.
 
Где Росляков раздобыл эту сумму, достоверно неизвестно до сих пор. Сначала говорили, продал отцовский мотоцикл, потом — украл у бабушки. Так или иначе, но к нападению он явно готовился.  
 
Лицензию на оружие Росляков получил абсолютно легально. Подписывал документы майор Николай Федусенко. А здесь работает майор Николай Влащук — он проводил всю проверку.
 
Формально к проверке отнеслись и в психоневрологическом диспансере. 
 
Центр подготовки ЭГИДА. Здесь Росляков проходил обучение безопасному обращению с оружием. Когда стало известно, что сделал Владислав, работу офиса решили приостановить.
 
Самое главное, ни у кого во всей этой цепочке — от майоров и врачей до инструкторов и продавцов в оружейных магазинах — ни разу не возник вопрос, зачем 18-летнему студенту оружие.
 
Система охраны в самом колледже тоже вызывает вопросы. Вроде, была тревожная кнопка, был охранник. Но он даже не смог поднять тревогу. 

Очевидно, что Росляков учел все нюансы системы безопасности, а точнее ее отсутствия. Но все равно в этой страшной истории остается немало вопросов. Версию о том, что Рослякову помогали готовиться к нападению, следователи по-прежнему не сбрасывают со счетов, но выводы пока делать рано.
 
В эти дни в Керчи так страшно переплелись столь разные судьбы. Ксюша Болдина. Будущий технолог. Любила волейбол, путешествия… Никита Флоренский. Ему было всего 16. Сорви-голова. Заводила, душа компании… Егор Перепелкин. Переехал в Керчь вместе с родителями из Челябинска, мечтал вернуться обратно… В списке погибших пятеро педагогов. Среди них Александр Моисеенко, преподаватель информатики. 17 октября он встал между убийцей и своими ученикам.

Жизнь всех этих людей оборвал Влад Росляков — злой и тихий мальчик. В котором много лет росла ненависть. И который выплеснул ее с чудовищным расчетом и хладнокровием.

Загрузка...