Золотая колбаса и алмазная рыба: на сколько магазины завышают цены на продукты

23:08, 25 ноября 2018
589

На этой неделе вдруг появилась информация: собираются вводить повышенные акцизы на красное мясо и субпродукты из него. Что приведет к повышению цены, например, на колбасу на 30 процентов. И вдруг выяснилось, что вопрос о стоимости этого продукта питания тревожит современное российское общество XXI века ничуть не меньше, чем общество позднего Советского Союза. Как так? Колбаса на треть дороже!  

Так что можем успокоиться, в Минздраве и Минэкономразвития уже отказались от этой инициативы. Колбаса дорожать не будет. Вернее так: она не будет дорожать именно от этого предложения Экспертного совета. Причины для роста цен самых обычных продуктов совсем другие и порой даже не видны невооруженным взглядом. А иногда просто парадоксальны. Мало того, прожиточный минимум составляется в России по идеальному ценообразованию продуктов. И в стерильных условиях, когда все игроки рынка соблюдают правила, его должно хватить человеку. Но в реальности все совсем по-другому. 

"Покусились на святое" — пишут в соцсетях. На фоне общественного резонанса автор "колбасного акциза" пошла на попятную: Дарья Халтурина назвала новость фейком. Еще несколько дней назад категоричности было куда меньше.

"Люди, которые употребляют в большом количестве переработанные мясопродукты, такие как колбаса, сосиски, бекон, имеют повышенные риски развития рака желудочно-кишечного тракта. В качестве одного из возможных предложений, действительно, предлагались акцизы на продукты вредного питания", — говорила она.

Минздрав выступил против. Колбаса не подорожает. В отличие от других продуктов. Рост цен в 2019-м может обогнать прогнозируемую инфляцию в 4,3%.

По данным Аналитического центра при правительстве, сахар в следующем году может подорожать на 11 %. Молоко — на 6. Примерно так же вырастет стоимость хлеба. За свинину и куриные яйца придется отдавать на 4 % больше.

Но у поставщиков и ритейлеров своя психология ценообразования. Они ждать нового года не стали. Поэтому мы переплачиваем за продукты уже сейчас! Тысячи людей по всей стране вместо магазинов идут на оптовые базы. Как, например, Анна Кулишкина из Ростова. В ее семье 10 детей. Каждая копейка на счету.

Урожай тепличных овощей и вправду превзошел все ожидания: миллион тонн. Это на 12 % больше, чем год назад. Откуда тогда рост цен?

Любой продукт проходит путь от производителя через дистрибьютера на прилавок. Крупные ритейлеры работают напрямую с производителем. Впрочем, на конечную стоимость это почти не влияет: сетевые магазины всегда взвинчивают цены до предела покупательной способности.

Анатомия ценообразования такова, что абсолютно все участники цепочки стараются извлечь максимум выгоды. Плюс – к поставкам – пытаются присоединится многочисленные посредники.

"Разница опять-таки между себестоимостью и конечной стоимостью может быть очень различной, в зависимости от типа продуктов. Если она двукратная, то это еще можно считать, что хорошо, товар продается недорого. Иные товары могут продаваться с 4-кратной наценкой", — говорит эксперт.

Доказательство — цены на овощных базах Москвы.

16 рублей за килограмм белого картофеля. На прилавке в магазине та же картошка уже в 2 раза дороже. В среднем килограмм картофеля в Москве стоит 31 рубль.

Парадокс: в ценообразовании яблок те, кто их выращивал, почти не участвуют. Краснодарский край. Урожай – рекордный. Но себестоимость сербских и белорусских фруктов – все равно намного ниже. Поэтому краснодарские фермеры терпят убытки.

"Мегаприбыль получают дилеры, субдилеры, которые продают это, а дальше формируется наша себестоимость. В сети наше яблоко стоит минимально. Вторые сорта, которые мы отпускаем 14 руб., они стоят 65 руб. А яблоки, отпускаемые за 28 руб, в сети они стоят от 80 до 120 руб.", — говорит фермер.

Балансируют на грани выживания и производители морепродуктов.

Рыба в России дороже мяса. Хотя на 78 % мы сами обеспечиваем себя морепродуктами, доля импорта ничтожна. Откуда тогда заоблачные цены на ту же сельдь? Поставщики говорят: все дело в магазинной накрутке. Стоит рыбе покинуть оптовый склад и появиться на прилавке, как ее стоимость вырастает в 2, а то и в 3 раза.

Даже при таких условиях сардина и минтай могли бы стоить меньше. Но сейчас производителям выгоднее работать на экспорт, с Норвегией или Китаем. Слишком велики логистические издержки. Затраты многочисленным операторам и службам — колоссальны.

"500 тонн в час можно разгрузить в Норвегии. В России — больше, чем в сутки. Следующий шаг: мы не знаем, где переработать. Приходится вести в Москву. На нашу прекрасную сардину 16 рублей на килограмм — только логистика", — говорит руководитель проекта по рыбе иваси рыбопромышленного холдинга Надежда Копытина.

В мясной отрасли, наоборот, цены диктуют поставщики. Летом мясоперерабатывающие предприятия даже пожаловались правительству. Якобы после ограничения импорта свинины и говядины из Бразилии возник дефицит. А потом отечественные производители решили подзаработать. Всего за полгода свинина подорожала на 30 %. Сколько стоит нормальное мясо, точно знает саратовский депутат Николай Бондаренко. Он решил питаться на 3,5 тысячи в месяц — это прожиточный минимум.

"Диета, если так можно выразиться, не подразумевает нормального мяса. Нельзя купить ни баранину, ни говядину, только курицу, и та в ограниченных количествах", — говорит депутат.

Хлеб — на особом положении. Его стоимость удается сдерживать. Это социально значимый продукт. Если взять популярный "нарезной", то 40 % его стоимости — это затраты на сырье. 30 % — зарплаты сотрудникам. И столько же — транспортные расходы. Наценка производителя небольшая, по сравнению с другими продуктами. Но это исключение из общего правила.

До сих пор пекарям, как и поставщикам других продуктов питания, жилось непросто. Договор с магазином обязывал забирать непроданный товар. А это дополнительные расходы. И рост себестоимости. Недавно Госдума приняла закон, который запретил ритейлерам возвращать товар.

"Убытков станет меньше, это даст возможность использовать средства для модернизации, для повышения заработных плат… Если магазин какой-то безответственно подходит к заказу и говорит "закажем 100 булок", но не может их продать, это безответственный подход и невыполнение своих обязательств: купить, оплатить, реализовать", — говорит эксперт.

Издержки производителя уменьшатся. Цены, если не дрогнут, то должны стабилизироваться. Чего не скажешь о стоимости крупы. Здесь необъяснимые скачки. Гречка впервые с 2015 года упала до 47 рублей за килограмм. Хотя посевные площади сократились на 40 % всего за год. И в ближайшее время крупа может пойти в рост. Дорожает пшено. Больше, чем на 40 процентов!  Причины те же — сокращение посевных площадей. Возможен дефицит и искусственная игра со спросом. 

Рынок нуждается в выравнивании. Иначе из всей цепочки производитель-перекупщик-продавец в очевидном плюсе только ритейл. Сейчас сетевики нашли новый повод для взвинчивания цен: изменение ставки НДС – 20 % вместо 18 с 2019 года.

"Говорить о том, что эти изменения сразу транслируются в цену конечного продукта, который мы с вами покупаем в магазинах, экономически неверно. Цена формируется под влиянием спроса и предложения, и поэтому она не находится в прямой зависимости от роста входных затрат", — объясняют в ФАС.

В реальности продавцы пытаются максимально переложить собственные расходы на кошелек покупателя. В итоге мы переплачиваем за продукты гигантские суммы!

Наценка магазина на хлеб составляет минимум 30 %. На овощи – 100 %. Мясо — от 80 до 300 %. Мясо птицы — не менее 50 %. И накрутка на молоко идет от 22 %

"Европейский ритейл — наценка 9—12%. У нас все это никак не может работать. Я понимаю, что яхты, самолеты, виллы во Франции они серьезным бременем лежат. Это надо все окупать", — говорит эксперт.

Уже звучат предложения обязать производителя указывать на этикетке отпускную стоимость товара. Чтобы покупатель видел разницу и голосовал рублем.

"Я думаю, это был бы хороший дополнительный стимул для усиления конкуренции между розничными продавцами, чтобы они старались зарабатывать не столько за счет накрутки своей, сколько за счет увеличения объема продаж, а для этого надо, чтобы люди к ним ходили покупать", — говорит депутат Госдумы Петр Шелищ.

Но тогда всем участникам рынка придется менять стратегию бизнеса. И умерить аппетиты. Правда, вряд ли это будет так легко сделать после десятилетий работы с наценкой в 100 и 300 %.

Загрузка...