Разрушал иллюзии росчерком пера: со дня рождения Александра Солженицына исполняется 100 лет

09:15, 11 декабря 2018
383

Сегодня без преувеличения весь мир вспоминает одного из самых выдающихся писателей современности: свой вековой юбилей мог отпраздновать Александр Солженицын.

Нобелевский лауреат, который росчерком пера разрушил все иллюзии о светлом настоящем и будущем коммунизма. Практически по примеру самого автора читатели буквально запоминали каждую строчку из его произведений и передавали из уст в уста: хранить бумажный вариант было опасно, но отказываться от чтения книг Солженицына было для них еще большим преступлением.

Авторский экземпляр его первой повести "Один день Ивана Денисовича" из архива доставили впервые за полвека. 64 страницы плотной бумаги, убористый шрифт, почти без интервалов, текст с обеих сторон. Солженицын печатал эти строки сам, никому не доверяя, и даже запоминал наизусть — старая лагерная привычка. Если придут с обыском — в голову-то не залезут!

"Он писал, что это был один из самых трагических дней, когда он был близок к самоубийству, но потом взял себя в руки и решил передать свой архив в государственный фонд", — рассказала директор Российского государственного архива литературы и искусства Татьяна Горяева.

В 65-м это был единственный способ если не спастись самому, то хотя бы спасти рукописи. После того как повесть "Один день Ивана Денисовича" опубликовал журнал "Новый мир" в ноябре 1962-го, имя Солженицына стало не просто "известным" — он превратился в "опасно знаменитого" для власти свидетеля лагерной правды, который слишком много знал.

"Когда вышла повесть "Один день Ивана Денисовича", все бывшие сидельцы сталинского ГУЛАГа начали откликаться на эту повесть и свои воспоминания ему слать, свои впечатления о пережитом и мешками письма стояли в "Новом мире", которые потом ему передавали. Один только "Архипелаг ГУЛАГ" — 157 человек дали ему свои воспоминания", — поделился литературовед Николай Ледовских.

Самый дотошный биограф Солженицына Николай Ледовских показывает журналистам РЕН ТВ уникальную фотографию, которая многое объясняет. Солженицын в лесу около костра, только не греется, а сжигает только что написанный том "Архипелага", предварительно сфотографированный на микропленку. Потом коробки с ней в кармане пиджака сын писателя Леонида Андреева увезет в Париж. Там роман напечатают, и жизнь целых поколений советских людей наполнится новой "правдой", которую не прочитаешь в одноименной газете.

"Прошел всю войну разведчиком в артиллерийской батарее, был награжден орденами и медалями, но уже в 45-м его письмо фронтовому товарищу было вскрыто и новый заговор раскрылся, друзья в письмах обсуждали политику. Но восемь лет лагерей оказались не просто приговором — путевкой в большую писательскую жизнь", — рассказывал сам Солженицын в 1995 году.

В круге первом отечественной и личной истории, когда Солженицыну еще предстояло пройти сквозь "Архипелаг ГУЛАГ" и потом стать великим русским писателем, эта московская улица называлась Большая Коммунистическая. По иронии судьбы, когда красное колесо российской истории застопорилось, здесь появились новые таблички — улица имени Александра Солженицына.

В день столетнего юбилея на этой же улице откроют памятник Солженицыну. Но к признанию на государственном уровне он пришел через новое изгнание из страны — уже после получения Нобелевской премии. 20 лет на чужбине, из них 18 в США. Возвращение в 94-м. Но даже после триумфального прибытия он понял, что вернулся в другую страну: его встречали не только аплодисменты, но и плакаты "Вон из страны!". Да и власти осознали: он все тот же диссидент, но только теперь в другом статусе.

Речь Солженицына на митинге-встрече на Ярославском вокзале: "Народ не хозяин своей судьбы, а потому нельзя говорить, что у нас — демократия. Демократия — это не игра политических партий, а народ не материал для политических кампаний".

Писатель с "лица не общим выраженьем" до сих пор вызывает в обществе споры — порой очень ожесточенные.

Но при этом его вдова и продолжатель дела Наталья Дмитриевна Солженицына констатирует: каждый год приходится заключать все новые контракты с издательствами, которые не работают без коммерческой выгоды. А значит, книги Солженицына покупают, читают и ищут в них что-то каждый для себя.

"И каждый день мы принимаем решения в отношениях с людьми, в отношениях со страной, и вот таким ежедневным  выбором мы формируем свой характер. И если мы будем сохранять достоинство и иметь собственное мнение, когда каждый гражданин будет не "нуликом", а "единицей", вот тогда мы и будем жить хорошо", — рассказала Наталья Солженицына.

В этом и есть главное наследие творчества, пожалуй, самого характерного писателя новейшей истории России.

Загрузка...