Российские театральные деятели выступили против возрастных цензов в искусстве

18:20, 14 декабря 2018
517

Российские театральные деятели оказались буквально под колпаком: на режиссеров, драматургов и артистов в различные органы поступают "анонимные доносы". Чем нелепей поводы, тем больше причин для беспокойства. Даже в классических произведениях некоторые зрители умудряются раскопать крамолу.

"Выпьем с горя, где же кружка?" - сказал и оторопел художественный руководитель музыкального театра имени Натальи Сац, только что почти совершил "нарушение режима маркировки". Если сюжет смотрят дети, слово "выпьем" может вызвать негативные ассоциации. В театре у них такое постоянно случается: танец маленьких лебедей со всем озером промаркировали "12+", а чьей-то маме показалось, что пляшут-то на все 18. И вот заявление в компетентные органы.

"Периодически мы вынуждены отвечать на нелепейшие претензии, большинство носит анонимный характер. В прошлом сезоне потребовали провести психологическую экспертизу спектакля невинного, не претендующего ни на новое прочтение, ни на что", - говорит худрук театра Георгий Исаакян.

Звучит дико, но проблемы от 8 лет назад введенных возрастных маркировок возникли у классики. Оперу "Кармен" теперь надо ставить осторожно и не пускать детей, потому что действие там происходит на табачной фабрике. Миллионы советских детей выросли на курящем Волке из "Ну, погоди!", а теперь его либо "заблюрили", либо вообще на экран не пускают. Или вот у одного театра название вообще подозрительное - "Табакерка".

"У меня всегда очень сложно с маркировкой. Сам автор и творец, кто предлагает материал, должен оценивать "адрес", то есть зрителя, который должен присутствовать на том или ином произведении", - считает народный артист России, художественный руководитель театра Олега Табакова Владимир Машков.

Предложение театральных деятелей получилось "солидарным" с кинопродюсерами и писателями: отменить все маркировки, кроме "18+". Остальные, по их общему мнению, высказанному и в ходе "круглого стола" в Госдуме, только вносят путаницу, неразбериху и становятся почвой для обильного роста числа скандалов.

В Архангельске учеников младших классов повели на невинный, казалось бы, концерт в музыкальном колледже, а там - "пороки чикагских гангстеров", причем в исполнении таких же несовершеннолетних актеров.

Впрочем, сейчас администрация ничего предосудительного в том самом представлении без маркировки не видит. С другой стороны, а не замахнуться ли на Уильяма Шекспира? Ромео и Джульетте в пьесе 13 и 14 лет. Первая любовь, но, жалуется режиссер Марк Розовский, и на нее хотят повесить ярлык.

Вот и народный артист России Николай Цискаридзе вспоминает, что еще в детстве впервые увидел оперу "Травиата". Чем именно зарабатывает на жизнь главная героиня, тогда не понял, но музыка заворожила навсегда.

"Для многих людей, которым больше 18 лет, многие произведения не будут понятны никогда -  ни в 60, ни в 70, ни в 90 лет", - говорит ректор Академии русского балета им. А.Я. Вагановой.

И еще один аргумент за отмену "детских маркировок": они не только никого не останавливают, но и становятся "запретным плодом", который в любом возрасте "сладок". Народный артист России Олег Меньшиков уверен, что в "век информации" уже сложно что-то вообще утаить.

Писатель Сергей Лукьяненко только удивляется многочисленным отказам подросткам в книжных магазинах: хочет старшеклассница купить, например, томик Есенина или "Тихий дон", который проходят в 11-м классе, а ей не дают прильнуть к строчкам "советской классики" из-за маркировки. Любой подросток сможет прочитать в интернете то, что ему не продадут в магазине, считает писатель.

В Госдуме "маркировочную просьбу" обещали еще раз обсудить, но пока все возрастные ограничения действуют - это уже дело каждого родителя: разрешать своему ребенку смотреть или "вешать ярлыки".

Загрузка...