Жительница Прикамья скончалась в скорой, поехавшей в больницу за 100 километров от дома
На город приходится всего две бригады скорой и одна неотложка.

01:55, 19 декабря 2018
1076

В Пермском крае врачи не успели спасти жизнь молодой женщины, матери двоих детей. Но винить их в этом явно не стоит. На город с населением в 20 тысяч человек осталось всего две бригады скорой помощи и одна неотложка. До ближайшей клиники, где было все необходимое оборудование, почти сто километров. Сейчас этим делом занялись Следственный комитет и прокуратура. При этом отметим, Пермский край уже давно входит в число регионов, где есть и вполне успешно работает санитарная авиация. Но даже принятых мер явно не хватает, чтобы гарантировать доступность медицинской помощи каждому. 

Они не плачут при детях — так посоветовал психолог. Владимир, сдерживая эмоции, показывает на телефоне самые яркие моменты их такой недолгой совместной жизни с Екатериной. 

Скорая ехала к умирающей почти два с половиной часа, несмотря на то что родные сразу предупредили диспетчера о диагнозе Екатерины  — аневризма головного мозга.  

"Я сразу скорую пошла вызывать. Она говорит: машин нет, ждите. Я говорю: у меня ребенок умирает", — говорит мама женщины.

Оказывается, в Кизеле с населением в 15 тысяч человек осталось всего две скорых. Год назад в местной больнице якобы из-за "неэффективности" закрыли сразу несколько отделений. В том числе реанимацию. 

Теперь всех тяжелых пациентов везут в другие города. Умирающую Екатерину отправили за 100 километров в город Березняки, где есть нейрохирурги. 

"Потом начало ее ломать. Упала на пол. Поднял ее. Положил. В обнимку пролежал", — говорит вдовец.

Екатерина умерла по пути в больницу. Ей было 32. Владимир не собирается ни с кем судиться. Просто родные не понимают, зачем была нужна такая оптимизация здравоохранения? И где та самая санитарная авиация — Ми-8? Пермский край укомплектован ими гораздо лучше других регионов.  

"Я звонила в МЧС. У нас машин нет! Хоть вертолет вызовите! Ждите. А мы не имеем право выбирать вертолет. Это должен делать врач", — рассказывает мать пациентки.

Водитель одной из двух местных скорых, по совместительству санитар, признается: это не первый случай в Кизеле. 

"Расстояния у нас большие. Сейчас или в Губаху, или в Березники. В нашу больницу никого не возим. Врачей нет. Недавно одного вынесли. Сильно тяжелый был. Он умер", — говорит мужчина.

Пермские чиновники от здравоохранения считают, что ответственность лежит на родных Екатерины, которые якобы не сумели четко объяснить диспетчеру, что происходит.  

"Женщина обратилась с жалобами на головную боль. Теперь представьте, как часто жители Пермского края обращаются в период эпидемии гриппа с жалобами на головную боль? Сама по себе жалоба не относится к категории экстренных вызовов", — говорит заместитель начальника управления по организации медпомощи и начальник отдела по организации родовспоможения Елена Черкасова.

"Говорю: девчата, у моей дочери аневризма, можно побыстрее", — рассказывает в свою очередь мать женщины.

Разбираться, кто говорит правду, теперь будут прокуратура и местный Минздрав. 

"Будут проверены соблюдение стандартов оказания помощи лечебным учреждением, скорой помощи. Дана правовая оценка действиям работников", — отмечают представители прокуратуры.

Оптимизация в медицине словно ураган прокатилась по всей стране. В погоне за экономией бюджета чиновники забыли о самом главном. Напоминать пришлось президенту: главное — люди, помощь им должна быть в шаговой доступности. Но региональные власти будто не торопятся исправляться, хотя и получили из федерального бюджета колоссальные средства. В Чите глава местного Минздрава пять дней назад признался: врачи в состоянии реагировать только на 80% экстренных вызовов. 

Доставлять пациентов из труднодоступных районов, где нет больниц, должна санитарная авиация. Только в этом году на ее развитие было выделено более 3 миллиардов рублей. Правда, в трех случаях из четырех вертолеты простаивают.  

В медицинских документах прописано: населенные пункты, где проживает 10 000 человек, обслуживает одна скорая. Если есть угроза жизни, она должна приехать в течение 20 минут. С оговоркой: все зависит от географических условий конкретного региона. Но если пациенты умирают, разве это не повод пересмотреть нормативы?

Загрузка...