Голодный пекарь, замерзший истопник: почему жители богатых регионов сидят в холоде из-за нехватки денег

23:46, 23 декабря 2018
933

Краеугольный камень стратегии прорыва — кадры и их соответствие стратегии Путина, нацпроектам. Не бумажки с отчетами совместная помывка в бане или общие финансовые интересы персонажей, попавших во власть. Которые до сих пор приводят к парадоксальным ситуациям, когда население регионов буквально ходит ногами по богатству, но само от него ничего не имеет, потому что все утекает в карманы местных начальников. Таких случаев немало.

Раиса Прохорова на заводе "Черкизово" 52 года. Зарплата – 23 тысячи. На эти деньги жила сама и ухаживала за внуком-сиротой.

"Нигде я больше работать не смогу. Я никому не нужна. Я никому не нужна, кроме своего внука, который остался один на моей шее сейчас. Я его должна выучить. Дали бы мне деньги, я бы отсюда ушла без оглядки", — говорит она.

Здесь выпускают 120 тонн хлеба в сутки. Но последнюю неделю рабочие жили на одной воде. Прямо на заводе спали на лавках в столовой. И требовали одного: дайте зарплату.

"Нам сказали: "Вот, извините, вот это надо заплатить, это заплатить". А на самом деле никуда ничего не платилось — ни в пенсионный фонд, вообще никакие налоги, ни за свет, ни за газ. Мы спрашиваем, а деньги-то где? И никто ответить не может", — говорит Владимир Карпов.

Директор с завода просто сбежал. Даже машину бросил во дворе. И марсаковские печи, которые не останавливали даже в Великую Отечественную, выключили. Сотрудники объявили голодовку.

В конце этой недели директора Соловьева арестовали, а на заводе стали выдавать зарплату. Само предприятие передали в управление другой компании. Но только после грандиозного скандала, а также вмешательства прокуратуры и следствия.

Видимо, этого волшебного пинка не хватало проверяющим инстанциям и чиновникам, помощи от которых на хлебозаводе ждали все эти 5 месяцев. И ведь это не абстрактные кабинеты и люди — конкретные, с должностями и фамилиями. Те, кто выводил с завода деньги. И те, кто закрывал на это глаза.

"Это не могло произойти случайно. Это ситуация, созданная умышленно. Видимо, забыли о том, что народ — это самая главная ценность. Почему я сталкиваюсь с жалобами и фактически везде упираюсь в коррупционную тематику: либо реализация конфликта собственных интересов, либо крупные взятки в первую очередь, либо использование бюджетных средств", — говорит председатель национального комитета по противодействию коррупции в РФ Юрий Макеев.

Галина Кузьмина из поселка под Биробиджаном дома ходит только в пальто. Батареи холодные, в квартире чуть теплее, чем на улице. Пенсионерке даже спать приходится так, прямо в сапогах.

При этом счета за отопление приходят регулярно. И суммы там немалые.

"8 с половиной сейчас пришло — только тепло", — говорит она.

Котельные Биробиджана и соседних районов Еврейской автономии в этом сезоне остались без запасов угля, его каждый день возят КамАЗами с разрезов. Мерзнут все – в квартирах, в школах и детских садах.

Разные комиссии с умным видом расхаживают по холодным помещениям, что-то замеряют. И ничего не могут сказать.

При этом Еврейская автономная область не только один из самых маленьких российских регионов, но и один из самых богатых полезными ископаемыми.

"Вот это мраморная крошка. Вот она здесь валяется. На этом заводе она перерабатывается. А добывается буквально за километр отсюда. Мрамор голубой, белый, зеленый, розовый. В нашей области даже золото есть рассыпное, в нашей области есть руда. В нашей области огромные залежи брусита, графита. Но в нашей области нет угля, чтобы в домах было тепло", — говорит Представитель ОНФ по Еврейской АО.

Но бюджет на 2019-й Заксобрание Еврейской автономии приняло с дефицитом в 73 миллиона рублей. Госдолг субъекта – больше пяти с половиной млрд – это почти 90 % собственного годового дохода. А под ногами несметные богатства

Отопительный сезон в этом году провалили не только биробиджанские чиновники. Многие регионы по старой традиции зиму не ждали.

Хакасия. Пригорск. Жильцы старого общежития мерзнут уже несколько недель. Галина Алексеевна, укутавшись в теплый халат, достает из кладовки новую горелку. Не чтобы готовить, а немного согреться.

Другой поселок — Вершина Теи. Здесь находится знаменитый спорткомплекс, где тренируются лыжники со всего мира. Отопление должны были включить месяц назад. Но успели только  взять штурмом котельную – требовали тепла.

Республика, которая буквально стоит на угле, почему-то может позволить себе только самое дешевое топливо.

"У нас разрезы за 150 км от нас, вся Хакасия в угле. Закупили уголь "семечка штыб", а для него должны быть котлы оборудованы специально, для этого угля. То есть семечка – пыль. Всю жизнь топили рядовым углем. Этот уголь взяли на Аршановском разрезе", — говорит Тамара Шупилова.

Семечка и штыб – самые мелкие фракции угля, меньше 10 мм. Проблема еще и в том, что в топливе, которое везут с Аршановского разреза, много породы. Она не горит. А значит, не греет.

В поселке даже ввели режим чрезвычайной ситуации. Как и еще в нескольких населенных пунктах Хакасии. Но пока никто из руководства республики не пришел к замерзающим жителям. А проверяющие, которые иногда объявляются, жульничают.

"Всю зиму делают замеры ходят, потом тянут до тепла, приходят, когда май на улице, апрель. Делают замер, когда на улице жара, и получается последний, что завизировано, что дома тепло… Сказали: будет перерасчет, никакого перерасчета нет", — говорит Марина Бисярина.

Интересно, что Аршановский уголь в Вершину Теи начали возить сразу после того, как республику возглавил молодой губернатор Валентин Коновалов. Не исключено, что контракт местной котельной с поставщиком некачественного угля был заключен не без его ведома. Ведь прямо перед выборами в регионе появился некий Игорь Пономаренко. И в один момент стал заместителем директора этого самого угольного месторождения, и депутатом-коммунистом. А ведь совсем недавно нынешний губернатор именно как молодой коммунист боролся за экологию, собирал митинги и проводил рейды на Аршановский разрез, добиваясь его закрытия.

Руководство Аршановского разреза любыми способами пыталось дело замять. Жителям соседних деревень даже поставляли уголь бесплатно. Но с появлением в регионе Пономаренко митинги Коновалова в защиту экологии прекратились. А когда он стал губернатором, то за молчание и вовсе платить перестали. В поселке Кирб, например, на всю зиму осталось 30 тонн топлива. В районе денег нет, но первый зам губернатор Асачаков  начальнику о проблемах не рассказывает.

"Человек шел на этот пост, обещали много – я хочу спросить, как будет работа, как с нами будет работа. Даже познакомиться хотела", — говорит глава Кирбинского сельсовета Бейского района республики Хакасия Лариса Киреева.

Вместо решения проблем, команда губернатора Коновалова, пока занимается перераспределением бюджетных потоков и кресел. И компания уже собралась интересная. Вот, например, руководитель администрации нового главы Хакасии, Богдан Павленко. В соцсетях опубликовали карточку спецучета. Согласно документу, склонен к злоупотреблению сильнодействующими веществами. Не ясно только, алкоголь это или наркотики. Как человек с такой сомнительной репутацией вообще смог получить столь высокую должность?

А это кричит пресс-секретарь хакасского отделения КПРФ, Таир Ачитаев. Судя по карточке спецучета – тоже имеет пагубные пристрастия. Как утверждают местные СМИ, трижды привлекался к уголовной ответственности. А вот так Ачитаев ведет себя на публичных мероприятиях. Не стесняясь ни телекамер, ни десятков людей вокруг, он в ярости требует от полиции открыть огонь по местным жителям.  
 
Эксперты объясняют – безразличие хакасских чиновников к замерзающим людям, кроме цинизма, опасно еще и тем, что проблема будет только усиливаться. А все начинается с того, что граждане каждый месяц платят за услугу, которую не получают.
 
"Если и раньше доход был маленький, и теперь он упал — невозможно оплатить тепло в доме. И эта цепочка раскручивается до бесконечности. Гражданин не может заплатить за тепло, а компания, которая владеет котельной, не может купить уголь, сотрудники не могут получить зарплату, и они не могут купить тепла для своих квартир. И так далее. Этот регион в конце концов приходит к запустению", — говорит ученый-экономист Павел Медведев.
 
И так по всей стране: гениальные управляющие косят и регионы, и целые отрасли. Чиновники и работают непоследовательно и недальновидно. Одни, потому что связаны с кем-то общими интересами, другие просто потому, что иначе не умеют. У таких и снега зимой не допросишься.

На многих горнолыжных курортах — не важно, в России и в Альпах, — склон покрыт искусственным снегом. Им покрывают трассу, когда обычный тает. Но чиновники, управляющие регионами, часто занимаются таким эффективным менеджментом, как если бы в разгар русской зимы, когда вокруг сугробы, снег для таких курортов мы закупали где-нибудь в Швейцарии. Или не закупали, потому что денег нет.

Вот и получается, что даже в тех регионах, где есть ценные ресурсы, построена инфраструктура, работают предприятия с богатой историей и высококлассными специалистами, нет денег. Тепла. Даже надежды, что станет лучше. Потому что у тех, кто этими богатствами должен грамотно распоряжаться, зачастую ни знаний, ни ума, ни совести. 

Теги:
Загрузка...