Скандал вокруг трагедии: кто поможет пострадавшим при взрыве в Магнитогорске

02:27, 14 января 2019
5518

Разрушенный взрывом дом в Магнитогорске сносить не будут, заявили на этой неделе городские власти. Уберут только два разрушенных подъезда, а здание разделят на два дома, и уже начали подачу газа в квартиры. Но, может быть, жители действительно согласны, не хотят покидать родные стены?

Грохот тяжелой техники. Крики рабочих. Строители начали разбирать разрушенную часть дома №164 на проспекте Карла Маркса в Магнитогорске. Местные власти уже отчитались: здание разделят на два блока. Уничтоженный взрывом подъезд снесут, вместо него поставят мемориал. Жителям уцелевших квартир в предоставлении новых отказали, потому что и в этих якобы безопасно: газ подан, батареи теплые, электричество есть.

"Все квартиры пригодны для проживания. В квартирах, конечно, появились трещины. Это, будем говорить, издержки", – говорит мэр города.

"Издержки" видны повсюду. Люди со страхом смотрят на трещины в стенах.

"Вот по углам они пошли. По десятый, по всем этажам. Здесь то же самое: не было трещин – появились", – рассказывает местная жительница Ольга Бородина.

Андрей Чкалов прописан в квартире, которая уцелела. После трагедии он вместе с семьей переехал к сестре. Напуганные, они не взяли с собой даже личные вещи. Теперь пришлось вернуться.

"Страх есть. Особенно если начнут демонтаж стены, еще неизвестно, как поведут себя крайние подъезды, которые были ближайшие к тому, который рухнул. Ну и нас может также затянуть", – считает он.

В квартире в соседнем подъезде из стены начал вываливаться балкон.

"Сказали, что все нормально, ничего страшного. Ну мы стараемся не выходить сюда", – отмечает Ольга Евсеева.

А ведь масштабные ремонтные работы, по сути, еще не начинались.

"Пусть поживут ради эксперимента в этом подъезде. Если им страшно не будет – то люди, конечно, въедут", – говорит Андрей Чкалов.

Но глава Магнитогорска Сергей Бердников, похоже, оказался далек от этой идеи обеспокоенных горожан – тех самых, на которых он обещал президенту "не экономить".

Самому Бердникову есть где жить. Судя по официальной налоговой декларации, вместе с женой у него в собственности 2 дома, 3 участка и квартира площадью 273 кв. метра, внедорожник класса люкс и новенький пикап. Все это имущество глава магнитогорской администрации содержит на скромную зарплату в полмиллиона в месяц. А вот его кирпичный коттедж, оборудованный  системой "Умный дом" и всеми удобствами: от кондиционеров в каждой комнате до спутникового ТВ.

"Вы думаете, если глава города повел правой рукой – дома строятся. Повел левой рукой – их сносят. Это не так", – утверждает градоначальник.

Интервью оборвала личная помощница мэра, и глава Магнитогорска умчался вдаль на своем Land Cruiser с личным водителем.

Возможно, помочь людям, оставшимся в полуразрушенном доме, могло бы градообразующее предприятие – Магнитогорский металлокомбинат? Но и тут денег на подобное не предусмотрено. По информации из открытых источников, зарплатный фонд местной хоккейной команды – ее в основном содержит именно ММК – около 1,5 миллиарда рублей в год. Так, легионер Ян Коварж получает больше 150 миллионов, 200 миллионов – у Сергея Мозякина, 70 – у защитника Бирюкова и так далее. На эти деньги можно построить десяток новых домов. Но зачем, если у главного акционера квартиры в Москве, Лондоне и Ницце и яхта длиной 140 метров?

Съемочная группа РЕН ТВ находилась на месте трагедии с первого дня и видела, как из-под обломков достали 10-месячного Ваню. Живого. Его родители  даже в больнице боялись поверить в чудо.

"Никого не пропускали. Я вот в спецовке пришел туда, прошел. Смотрю – вот это все", – рассказывает отец ребенка. 

"Мы со старшим спали на диване и провалились. А младший – кроватка я не знаю, что там, где там", – добавила мать Вани.

Сейчас состояние Вани стабилизировалось. На этой неделе врачи в Москве, куда привезли ребенка, отчитались: жизни малыша ничто не угрожает. Спасатели пошли на невероятный риск из-за призрачной надежды спасти мальчика – спустя двое суток после взрыва.

Самая большая проблема – несущая стена. Она, по сути, и держится сейчас только за счет обломков, подпирающих ее. А вместе с ней и внушительная часть дома.

2 января, спустя несколько дней после трагедии, наступил один из самых опасных для спасателей моментов. Здесь огромное количество конструкций, которые могут рухнуть в любую секунду, и, тем не менее, они продолжают разбор завалов.

Утром 3 января у места трагедии появилось большое количество тяжелой техники. Здесь работали сразу два манипулятора, которые таскали обломки в кузов грузовиков.

Вечер 3 января. На очередном брифинге сотрудники МЧС неожиданно объявляли: спасательные работы окончены. Больше под обломками тел погибших не обнаружено, это же подтверждает и Следственный комитет. Окончательная цифра: 39 погибших, из них – 6 детей.

Родственникам погибших и пострадавшим пообещали компенсации. Из регионального и федерального бюджетов, а также из фонда, в который перечисляли деньги люди со всей страны. За распределение средств отвечать поставили местных чиновников – и вот тут начались сложности.

Убитой горем женщине пришлось пройти четыре инстанции и умолять оплатить хотя бы похороны ее сестры. Ей предложили… подождать. С тех пор никаких новостей.

"Больше никого нет. Мне даже не верится, что ее нет", – рассказывает Лидия Волченко, родственница погибшей.

Так же, как и компенсации – открытым остается вопрос безопасности жителей дома. Какие проверки проводят местные власти – неизвестно. Единственная информация – это результаты некоего экспресс-теста. Но предварительных результатов хватило, чтобы отказать в выдаче новых квартир.

Спешка, с которой власти решили восстановить дом, непонятна многим специалистам. В Союзе архитекторов России уверены: в Магнитогорске даже не попытались просчитать, что выгоднее: реконструировать это здание или построить новое.

"Так сказать, экономически на уровне предварительного обследования – невозможно. Детальная смета должна быть. И только тогда можно сказать, что – снести часть дома или построить новый – дешевле или дороже", – говорит архитектор.

Что их ждет в будущем, можно предсказать, если посмотреть на вот этот дом в Ижевске. Сейчас он выглядит как новый, но 1,5 года назад взрыв газа разрушил подъезд 9-этажки. Власти тогда так же решили разделить здание на две части. Заходим в квартиру: стены все в штукатурке, потому что сошли обои. В ванной обвалилась плитка. Но главное – квартира продувается насквозь из-за трещин, которые появились после взрыва.

Больше новостей по сюжету:
В Магнитогорске обрушился подъезд жилого дома

В Магнитогорске обрушился подъезд жилого дома

"Просила за лето сделать швы. В комнате спать невозможно – там дует… Сдувает как не знаю что. За лето никаких швов не сделали. Не то, что вот этот ремонт – даже швы не сделали", – отметила Ольга Бармина.

В 2017 году в Ижевске мэр тоже обещал, что все последствия устранят. Но потом чиновники перестали отвечать на запросы, лишь изредка присылая проверки. Многие жильцы съехали, потому что просто боятся, что панельная 9-этажка сложится как карточный домик.

Судя по всему, жителей разрушенного дома в Магнитогорске ждет та же судьба. И вряд ли они смогут отсюда уехать – например, продав квартиры.  Риелторы уже окрестили дом № 164 черным.

За две недели с момента трагедии местные власти сделали десятки заявлений о компенсациях, покупке квартир пострадавшим, безопасности полуразрушенного дома. Но к мнению тех, кого тоже задела взрывная война, оказались глухи.

Загрузка...