Может повториться: эксперт рассказал об опасной "усталости" материала, из которого создали козырек Гидропроекта

16:46, 01 февраля 2019
418

У здания института "Гидропроект" в Москве сейчас продолжают разбирать завалы — сегодня ночью там упал навес над парадной лестницей. Внушительная металлическая конструкция буквально сложилась под натиском снега. Именно через этот вход сотни сотрудников ежедневно приходят и уходят с работы. Никто не пострадал только благодаря бдительности коммунальщиков.

Разбор завалов будет продолжаться ещё сутки. Вот сюда приносят покорёженную обшивку козырька. Листы порваны, помяты. Такое ощущение, что конструкция не была рассчитана на российские снегопады. 

Ещё накануне стало понятно: козырёк зашатался. Тогда рабочие, которые убирали снег с крыши, решили оградить опасную зону. У архитекторов эта версия вызывает сомнения: похоже, сугробы на козырьке кто-то решил оставить до весны. 

Близко к месту обрушения нас не пускают. Но даже издалека видно: слой снега -— сантиметров сорок. Площадь козырька гигантская. Это как если бы на него поставили сразу два "Камаза". Собственники здания отказываются говорить, как они все эти годы ухаживали за ним. 

Воздушные конструкции. Новые материалы. В 60-е здание института "Гидропроект" было ультрасовременным. Построено в интернациональном стиле. Супермодном в те годы, когда вера в железобетон была непоколебимой. Но потом выяснилось — материал прочный. Но капризный. Да и железо капитулирует перед московской погодой. 

Но проблема может быть гораздо серьезнее, чем кажется. Ровно в те годы, когда строили "Гидропроект", архитектор Моранди в итальянской Генуе возводил мост. Из тех же материалов. Мост рухнул в прошлом году и похоронил более 40 человек. Железобетон устал — что в Европе, что в России. 

"Я бы назвал "усталость металла", потому что металл требует внимания определенного, металл ржавеет, теряет свои свойства и, по всей видимости, были какие-то внутренние протечки, как я предполагаю, ржавый металл не выдержал нагрузки", — говорит председатель Московского архитектурного общества Борис Уборевич-Боровский.

То есть обрушение по тому же сценарию может повториться. Конструкторское решение здания института принадлежит Виктору Ханджи. Тому самому, который строил Останкинскую башню, Всесоюзный кардиологический центр, Онкологический центр в Москве. А его ученик Канчели — купол Басманного рынка. Он рухнул в 2006-м, тогда погибли 66 человек. 

Здания в интернациональном стиле в 60-е годы строили во всех крупных городах. Но тогда их возводили с обязательным условием: за советскими небоскребами нужно правильно и регулярно ухаживать. Обновлять. Очевидно, здесь козырёк не проверяли годами. Не повторят ли другие здания судьбу "Гидропроекта"? Ответить на этот вопрос может только тотальная инспекция железобетонных гигантов

Загрузка...