В школу – на лошади, в больницу – на лодке: куда уходят деньги, выделенные на дороги

23:10, 03 февраля 2019
295

В деревне Сапегино Свердловской области ребенок ездит в школу на лошади. Пять километров до деревни Шаламы, откуда уже можно пересесть на автобус. Хотя вообще-то там дорога местного значения. Она относится к 4-й категории, то есть без твердого покрытия. По закону перевозка детей по таким дорогам не допускается. Районная администрация готова положить асфальт, но денег в бюджете нет. Может быть, удастся выделить средства в 2021 году. Все это странно - уже столько лет госбюджет выделяет средства регионам на строительство дорожной инфраструктуры. У нас повсюду уже автобаны должны быть. Почему их нет?

Ни метра без ям и ухабов – путешествие в село Слудка Кировской области выдерживают только старые уазики. Хотя до райцентра – всего 15 км. Но, главное, связь с большой землей работает только в одну сторону. Ехать к жителям Слудки никто не хочет – даже пожарные и врачи.

Слезы никого не трогают. Чиновники от людей отмахиваются.

"Обращались, у них один ответ – нет денег", — говорит местный житель.

Но деньги есть – из Федерального и регионального бюджетов ежегодно выделяют миллиарды. Только тратить на дороги их и не думали. В Омске оперативники ФСБ пришли к директору «Дорожной строительной компании». 

Севак Сароян вместе с братом Гнелом в 2016-м получили в субподряд контракт на 43 млн. Должны были восстановить дорогу в Знаменском районе – ее смыло паводком. Работы выполнили. Как выяснилось позже, только на бумаге.

Интересно, что «Дорожная строительная компания», по данным базы «Контур Фокус», – микропредприятие, где работают всего 3 человека. С уставным капиталом в 20 тысяч рублей. Но директора Севака Сарояна это не смущало – он 19 раз пытался выиграть торги на госзакупках на общую сумму 744 млн. Не вышло. Хотя 4 контракта все же получил. И по двум из них работы не выполнил.

Интересно, что у братьев Сароян были связи в руководстве Омской области. Поэтому фирма из 3 человек и получала многомиллионные господряды. Их родственник, Норик Сароян, несколько лет назад был задержан вместе с бывшим замминистра строительства Михаилом Тюфягиным. По версии следствия, чиновник обеспечил нужной компании «Ремдорстрой» контракт по строительству дороги за откат в 2 миллиона рублей в виде японского внедорожника. Но руководивший тогда Омском мэр Двораковский убеждал: все под контролем.

"По состоянию дорог – мы добросовестным образом реализуем те ресурсы, которые у нас заложены в бюджете, для того, чтобы хотя бы не ухудшить состояние проезжей части", - говорил Вячеслав Двораковский.

Но дороги лучше не становились. Ведь за дело вновь взялась семья Сароян, в итоге оказалась за решеткой почти в полном составе. 

400 км от Иркутска, небольшой поселок Аносово. На дороге, соединяющей его с ближайшим населенным пунктом, местные жители рождаются и умирают. 91 километр можно преодолеть только с января по март – когда все замерзает.

Эта «буханка» зимой - и школьный автобус, и карета скорой помощи. Андрей Георгиевич управляет этой машиной всего месяц. Прошлый водитель не выдержал и уволился.

"В таких да, устанешь. Вот видите, снег сегодня идёт, видимость плохая. В такой период глаза устают", - говорит Андрей Мелентьев.

В апреле, когда все тает, остается только таежный лесовозный тракт. Но он «уплывает». И даже на тяжелой технике путь занимает почти 10 часов.

Из-за разбитой дороги пациентов за медпомощью отправляют на лодках. Иногда - в последний путь. Так умер одноклассник Веры Развозжаевой. И чуть не скончался муж – от сердечного приступа. 

"У нас не один случай, когда человека просто не довозили. От обыкновенного аппендицита можно умереть, потому что по такой дороге. Вы себе представляете – колея 80 см идет на протяжении 15 км", - говорит жительница Аносово Вера Развожаева.

Глава Аносово уже несколько лет просит помощи у властей. Но иркутские чиновники считают – раз трасса официально называется «зимник», значит, пользоваться ей нужно только зимой. 

"Мы же не просим асфальтированную дорогу. Главное, засыпать промоины, не допускать того, чтобы возникали колеи глубокие, чтобы по этой дороге можно было проехать", - говорит глава села Аносово Ольга Яхина.

И ведь деньги есть. До 2024-го заложено 80 миллиардов, половина - из федерального бюджета. Но на них, похоже, другие планы. На этих кадрах - обыски в дорожной службе Иркутской области. Зам генерального директора для нужд предприятия купил завод за 40 миллионов. У собственного отца. 

После проверку провела Счетная палата. Уход от налогов - бюджет области недополучил за два года 5 миллионов; 300 миллионов потратили на битум, даже не указав в контракте нужное количество. 275 миллионов просто испарились: контракт на строительство дороги передали в субподряд, занизив цену.

"Даже если ограничиться на этом субподряде, уже 275 миллионов миллионов могли остаться в областном бюджете, могли пойти на социальные выплаты, на питание в школах, на строительство детских садов", - говорит аудитор контрольно-счетной палаты Иркутской области Ксения Корень.

Местный политолог Максим Зимин объяснил нам: дело в том, что главный выгодоприобретатель от всех дорожных контрактов – Дмитрий Чернышов, друг замгубернатора Сергея Левченко. 

"Каждый год бюджет ДСИО превышает 4 млрд рублей. При этом сведущие люди в дорожной сфере и в самой дорожной службе называют конкретную цифру, которая идет якобы на откат самому Чернышеву, – это 32%", — говорит политолог Максим Зимин. 

То, что именно ближайший соратник Левченко несет ответственность за развал отрасли уже в масштабе всего региона, нам подтвердил бывший глава иркутской дорожной службы.

"Это Чернышов, замгубернатора, руководитель аппарата. Это серый кардинал, который в Иркутской области решает все", — говорит бывший руководитель АО "Дорожная служба Иркутской области" Сергей Ольберг.

И деньги стали списывать на все, без разбора. Расходы на премии руководства за несколько лет увеличились в 5,5 раз - до 46 миллионов рублей.  Заодно начальники дорог прикупили себе три новеньких "Ленд Крузера" - за почти 12 миллионов. 

Но главное – даже то, что остается на строительство и ремонт дорог, нещадно растаскивается иркутскими чиновниками. 

И подрядчики – они же не будут работать себе в убыток. Соответственно, им приходится на чем-то экономить, нарушать технологию, занижать количество асфальта. В результате второй этап этого Байкальского тракта – он за 2 года просто рассыпался.  

Неужели ставленник губернатора Сергея Левченко Чернышов осваивает бюджетные миллиарды без ведома начальника… Ведь он в семейном бизнесе давно, долго трудился юристом в страховой фирме жены главы региона. Кстати, именно структура Натальи Левченко страховала иркутских дорожников – налицо конфликт интересов. Но кого это волнует, когда только на экономии сырья для строительства дороги можно набить карманы.

Дорога первой категории по ГОСТу выглядит так: слои дорожной одежды кладут на уплотненный грунт: сначала песок, потом - щебень, асфальтобетон двух марок. Поверх – щебеночно-мастичный асфальтобетон. Глубина – 94 см.

Рыночная стоимость одного квадратного метра, с учетом всех слоев покрытия, – около 5 тысяч рублей. На трассе шириной 6 метров это 30 тысяч. А километр выйдет уже в 30 млн. Если положить хотя бы на 10% меньше, на одном километре можно заработать 3 млн.

"Расходы на дорожное строительство вообще одни из самых непрозрачных. Не зря в некоторых регионах дорожники являются кошельками губернаторов, потому что из них осуществляется отмыв денег", — говорит Данилин Павел, директор Центра политического анализа.

Есть еще одна схема. В конце финансового года регионы часто возвращают транши в федеральный бюджет – вроде как не успели освоить. На самом деле, деньги работают, говорят эксперты. 

"Тендер выигран, победитель тендера деньги берет, вкладывает их в банк под высокий процент, срочные вклады. И там занимается их прокруткой. Ты потом их возвращаешь, и ты фактически ничем не рискуешь", — говорит Данилин Павел, директор Центра политического анализа.

Но бывает, что и деньги есть, и нормальный подрядчик, но работы срывают местные власти. Так произошло в Верхотурье Свердловской области. Вот на этом участке должны были построить асфальтированную дорогу – все закончилось на редкой щебенке. 

"Было установлено, что между администрацией городского округа Верхротурский и МДСК было подписано в 2016 году дополнительное соглашение об изменении сроков. Сроки устанавливались – конец 2016 года. То есть снежной уральской зимой необходимо было укладывать асфальт, чтобы уложиться в данные сроки", - говорит блогер Алексей Курушин.

Подрядчик суд выиграл, но чиновники тянули с переводом денег на ремонт дороги, а когда срок сдачи объекта истек, вообще отказались платить. В итоге ни денег, ни асфальта. Выходит, и отраслевые чиновники, и подрядчики или работают из рук вон плохо, или связаны общими бизнес-интересами. И одними финансовыми преступлениями. Тогда те, чья прямая обязанность – обеспечить стране качественные дороги, в этом вообще не заинтересованы. Если положить трассу по всем правилам, да еще и с гарантией лет на 20, деньги на их ремонт поступать перестанут. 

Загрузка...