Глушилки, заборы и мужчины в масках: что скрывает китовая тюрьма

23:15, 03 марта 2019
921

Путин в отдельном поручении велел решить проблему так называемой китовой тюрьмы в Приморье, где в невыносимых условиях содержат белух и косаток. Сама история старая — от защитников животных отмахивались. Начальство китовой тюрьмы все это время делало вид, что ничего такого не происходит, все в порядке. Млекопитающие содержатся в приличных условиях. Пока Путин не вмешивается лично, дает задание разобраться. И люди, которые занимаются выловом, содержанием и продажей косаток и белух, вдруг понимают — вот теперь у них реальные проблемы. Все резко меняется. Наша съемочная группа прилетает на место, чтобы снять сюжет про то, что изменилось. И начинается жесткий триллер.

Наша съемочная группа находится на неогороженной территории и ведет съемку. Появляются какие-то мужики, судя по всему, охрана, и силой препятствуют работе журналиста и оператора. Чуть не доходит до драки. Пытаются разбить аппаратуру. Угрожают. А ведь в это время региональное пограничное управление ФСБ уже возбудило два административных дела в отношении компаний, которые осуществляли добычу, транспортировку и хранение косаток и белух в Приморском крае. Уже получены заключения специалистов, которые говорят о неудовлетворительных условиях содержания животных. Но что в реальности происходит на месте?

За кажущейся разрухой на берегу в этом месте, которое называют китовой тюрьмой, скрываются сразу несколько серьезных уровней охраны. Одна предназначена для людей. Это и камеры, и забор, и прожекторы, и сами охранники. И другая часть — для животных. Мало того, что косатки и белухи содержатся в вольерах, но даже если они оттуда выберутся, то в заливе натянута сеть, и уплыть в открытое море у животных не выйдет.

Насколько серьезная тут охрана, становится понятно сразу после того, как наша съемочная группа пытается поднять в небо квадрокоптер. Еще мгновение назад пустая территория заполняется крепкими молодыми людьми в камуфляже. Мы успеваем сделать всего несколько кадров, и коптер теряет управление. В китовой тюрьме на полную мощность работают глушилки. 

К счастью, падает аппарат на берег, и еще остается шанс получить съемки. Тем более что спуск на пляж никак не огорожен. Только вот местная охрана с этим не согласна. Пока нашего оператора Альфреда Ою пытается оттеснить один из работников, почему-то закрывший лицо повязкой, к нему на помощь спешат такие же скрытные друзья.

Особенно усердствует вот этот мужчина в темных очках с седой бородкой. Ведет себя нагло, угрожает, разговаривает исключительно матом. Рассказывает, что у нас будут проблемы и ему все равно, журналисты мы или полиция, да кто угодно. Но после того, как замечает камеру, трусливо поворачивается спиной и сразу теряет весь свой пыл. В это же время другой охранник пытается разбить коптер о камни. Сил не хватает. И он швыряет дорогое оборудование в море. 

Нашему оператору приходится по пояс зайти в ледяную воду, чтобы спасти вот эти кадры, неожиданно оказавшиеся очень ценными.

Поручение президента — к 1 марта разобраться с ситуацией вокруг бухты Средняя под Находкой — формально выполнено. Всех животных — а это около десяти косаток и почти 90 белух — решено выпустить. Только вот в самой бухте выполнять решение не спешат. 

Больше того, пока специалисты и работники китовой тюрьмы решали, что делать с животными, пропала одна косатка и несколько белух. Местные говорят — сбежали, но как у морских жителей получилось преодолеть сразу несколько крепких сеток, никто не объясняет. 

Китовая тюрьма, которая вообще-то называется центром адаптации морских животных, вполне возможно, так и существовала бы себе в отдаленной бухте в 160 км от Владивостока. Если бы не Нина Зырянова. В ноябре прошлого года активистка попыталась привлечь внимание к проблеме, но точно так же натолкнулась на охрану. 

С тех пор про китовую тюрьму узнали и в России, и за рубежом. Освободить животных призывали даже известные актеры.

Самое удивительное, что и прокуратура, и ФСБ, и полиция в курсе ситуации. Возбуждены уголовные дела, проводятся проверки, но китовой тюрьме все нипочем. Потому что белухи, косатки, моржи и вообще все морские млекопитающие, поддающиеся дрессировке, —  это деньги. Огромные деньги. 

Такая оценка, по мнению ветеринаров в центре адаптации, — норма. Только вот белухи, по крайней мере на этом видео, очень маленькие — детеныши. А их отлов вообще строго запрещен. И на волю им теперь тоже нельзя. 

"У них произошли некоторые изменения здоровья, и таким образом выпустить их прямо сейчас, просто открыв двери этой китовой тюрьмы, было бы безответственно. Так делать нельзя. Другое дело — их можно подготовить соответствующим образом и выпустить их там, где их отловили. И тогда очень высоки шансы, что они вернуться к нормальной жизни", — говорит специалист по морским млекопитающим Greenpeace Григорий Цидулко.

На российском рынке по отлову и продаже морских млекопитающих 4 основные фирмы — "Афалина", "Океанариум ДВ", "Белый кит" и "Сочинский дельфинарий". Связаны друг с другом общими телефонами, совладельцами, имуществом. И все организации держат животных в бухте Средней.

Кстати, коммерческий промысел косаток с 1982 вообще запрещен. Отлов возможен только в научных и культурно-просветительских целях. И это уже становилось причиной возбуждения уголовных дел. Например, после проверки Счетной палатой. 

"Выловленные ФГБНУ "ТИНРО-Центр" белухи вывозились с целью реализации за пределы Российской Федерации. При этом поставки белух учреждение осуществляло, несмотря на то, что данный вид деятельности Уставом учреждения не предусмотрен", — сказано в сообщении.

В итоге неправомерный доход — 42 млн рублей за 10 белух, поставленных в Китай. Был арестован директор Лев Бочаров и его заместитель Блинов. По версии следствия, институт выловил двух косаток, потом провел конкурс на их отлов, который выиграла компания, принадлежащая одному из сотрудников. 

Основные игроки по отлову и продаже косаток в Китай получают солидную прибыль. Так, хабаровские компании ООО "Афалина" и "Океанариум ДВ" переправили за границу по три животных. Первая выручила 212 млн рублей, вторая — 237 миллионов. Зарегистрированная в Находке фирма "Белый кит" отдала в Поднебесную двух косаток на общую сумму 72 миллиона. Рекордсмен по числу проданных морских млекопитающих — ООО "Сочинский дельфинарий" — 5 косаток и свыше 160 миллионов рублей.

"Сочинский дельфинарий" принадлежит Кириллу Михайлову. В прошлом — совладельцу компании "Белый кит". А еще у него контрольный пакет акций УК "Белая сфера", которая управляет пятью аквапарками и дельфинариями в России и одним в Египте. Также имя Михайлова не раз упоминалось в связи с закрытием "Московского дельфинария". 

"Рейдеры, конечно, нашему предприятию причинили сумасшедший ущерб, это прежде всего финансовый. И животных разворовали, растащили. Там гибели было достаточно. Да, там неоднократно животные погибали", — говорит ведущий специалист Института проблем экологии и эволюции имени А.Н. Северцова РАН Лев Мухаметов.

Тогда умерли 4 дельфина. Но сколько всего млекопитающих погибло из-за жажды наживы и попыток подчинить океанариумы в стране, никто и никогда не узнает. 

Косаток ловят в Охотском море. Севернее и северо-западнее Сахалина. Причем существуют, конечно, условно, два вида животных. Те, которые питаются рыбой, и те, кто охотится на других млекопитающих — тюленей и дельфинов. Вторых меньше, но и поймать их проще. Они подходят ближе к берегу.

"Косатки очень социальны и члены семьи — они бьются до последнего за детеныша, которого забирают отловщики. И некоторые животные даже могут гибнуть в сетях, потому что обычно сети окружают целую семью косаток. Но больших косаток забрать невозможно, поэтому они остаются в сетях", — говорит член группы "Друзья океана" Валентина Мезенцева.

Хотя косатки и имеют репутацию китов-убийц, но это относится только к морским животным. За всю историю наблюдений не было ни одного случая, когда эти черно-белые гиганты напали бы на человека или судно. Наоборот, проявляют любопытство и подплывают посмотреть, но никогда не трогают. 

Отлавливают в море или женских особей — они просто меньше и их удобнее перевозить — или совсем детенышей. По некоторым данным, в китовую тюрьму белухи попали сразу после рождения. То есть они должны были еще питаться молоком матери, но их закрыли в тесном вольере, оторвав от сородичей. Теперь уже навсегда. Вернуть в море таких животных не получится. 

Очевидно, что работникам китовой тюрьмы на состояние животных, в целом, наплевать. Главное, чтобы выглядели удовлетворительно, ведь от этого зависит цена. А больше всего здесь боятся не за подопечных, а за себя, и очень опасаются огласки. Иначе зачем трусливо прятать лица от камер, если никаких нарушений нет. Наверное, потому что люди, в отличие от дельфинов и косаток, могут и ответить. 

Загрузка...